КАРТОЧКА ПРОЕКТА,
ПОДДЕРЖАННОГО РОССИЙСКИМ НАУЧНЫМ ФОНДОМ

Информация подготовлена на основании данных из Информационно-аналитической системы РНФ, содержательная часть представлена в авторской редакции. Все права принадлежат авторам, использование или перепечатка материалов допустима только с предварительного согласия авторов.

 

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ


Номер 20-18-00233

НазваниеЕкатеринбург в 1733 г.: историко-антропологическая и архитектурно-пространственная реконструкция

РуководительРедин Дмитрий Алексеевич, Доктор исторических наук

Организация финансирования, регионфедеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования "Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина", Свердловская обл

Года выполнения при поддержке РНФ 2020 - 2022 

КонкурсКонкурс 2020 года «Проведение фундаментальных научных исследований и поисковых научных исследований отдельными научными группами»

Область знания, основной код классификатора 08 - Гуманитарные и социальные науки, 08-104 - История России с древнейших времен до ХХ века

Ключевые словаантропологическая урбанистика, социальная история, локальная история, социальная экология, историческая география и картография, 3D реконструкции исторической городской застройки

Код ГРНТИ03.23.31


 

ИНФОРМАЦИЯ ИЗ ЗАЯВКИ


Аннотация
Россия, традиционно аграрная страна, где сельское население составляло большинство, а до недавних пор – подавляющее большинство, с середины прошлого столетия пережила урбанистическую революцию. Впервые за всю историю страны доля её городского населения существенно превысила долю сельского в приблизительном соотношении 73% на 27%. На сегодняшний момент России присущ еще один мировой тренд – рост числа городских агломераций, среди которых одна из крупнейших – двухмиллионная Екатеринбургская. Исследование города как феномена, системно сочетающего в себе, упрощенно говоря, пространственно-архитектурный и социокультурный компоненты, актуально, прежде всего, именно в силу мирового тренда к гипер-урбанизации. По имеющимся прогнозам, будущее принадлежит городским агломерациям. Их сложная система порождает проблемы, связанные с поиском оптимальной организации как градостроительной перспективы (комфортное жизненное пространство), так и организации оптимальных социальных отношений внутри городских сообществ, иными словами, формирует потребность научного осмысления и практической реализации деятельности в сфере городской экологии. В то же время, нашей стране остается присуща и другая, исторически обусловленная тенденция: в крупнейших городах и городских агломерациях сосредоточено не более ¼ городского населения, в то время как показатели не только развитых, но и ряда развивающихся стран в этом отношении значительно выше (в среднем, ½). Таким образом, помимо количественных трендов мы имеем дело с качественными показателями урбанизации, имеющими, видимо, глубокие исторические корни в истории российской урбанизации, поскольку традиционно тип русского города - это малый город, по своему облику и социальной организации близкий к сельскому поселению. "Города, бывшие скорее местечками", по определению Ф. Броделя. Это обстоятельство убеждает в необходимости проведения научно-исторических исследований феномена русского города, что усиливает актуальность проекта. Разумеется, осознание важности таких исследований – не новость для мировой и отечественной исторической науки. Но новизну проекту придают, как думается, следующие обстоятельства. 1. Выбор объекта исследования: российская городская среда Нового времени как системная взаимосвязь ландшафтной архитектуры (объемно-пространственная организация территории, объединяющая природные и архитектурно-строительные компоненты) и социальной организации (городского гетерогенного сообщества). Подобных комплексных исследований русского города указанной эпохи пока еще очень мало. Находясь в пересечении проблемных полей истории архитектуры, антропологической урбанистики и социальной истории, городская среда обычно рассматривается в рамках каждого направления в отдельности. Исключения здесь пока редки. 2. Выбор предмета исследования: ранний Екатеринбург как один из немногочисленных российских городов нового типа, представляющий собой попытку физического воплощения камералистских идей Петровской эпохи идеального общества-механизма (ментальный аспект) и не имевшего прецедентов города-завода, в котором вокруг многопрофильного производственного центра, включающего гидротехнические и передовые промышленные объекты металлургии, выстроена фортификационная, административная и жилая инфраструктуры, под которые сформирована сложно организованная социальная общность, имевшая уникальное внутреннее функциональное, статусное и этнокультурное ранжирование. 3. Определение цели исследования: визуализированная реконструкция и моделирование антропогенного ландшафта. 4. Глубокая междисциплинарная интеграция гуманитарных и естественно-научных методологий и разработок, с высоким уровнем привлечения технико-технологических методов и средств в сферу гуманитарного знания. 5. Технологическое решение проекта. Создание трехмерной модели Екатеринбурга по состоянию на 1733 г. с параллельным созданием традиционной для гуманитаристики научной продукции: вербальных текстов (статей и монографии), в которых по принципу «плотного описания» будет раскрыта жизнь городского гетерогенного сообщества раннего Екатеринбурга первых десятилетий его существования (социальные миры «естественных зон», если пользоваться терминологией чикагской школы антропологии города). Выбор Екатеринбурга как предмета исследования обусловлен несколькими причинами. Во-первых, как упоминалось выше, это не типичный русский город. Подобно Санкт-Петербургу он возводился с нуля, даже если можно так сказать, с абсолютного нуля (у столицы, все-таки, был предшественник – маленький шведский Ниеншанц). По самой идее своего появления город, а точнее – гигантский завод – не имел ничего общего с русскими городами, ни по функциям, ни по планировке и застройке. Во-вторых, сообразно со сказанным, складывалась социальная стратификация Екатеринбурга: обилие технических специалистов, большая (для провинции) концентрация иностранцев, люди с инженерным образованием или навыками в составе администрации и т.п. В-третьих, все эти технические и социокультурные новации, тем не менее, вошли во взаимодействие с традицией: ведь город строили местные крестьяне, охраняли солдаты, вспомогательными работами руководили местные подьячие и приказчики. Взаимодействие культур дало удивительный синтез, выразившийся в качестве и своеобразии городской среды. В-четвертых, ранний Екатеринбург очень хорошо документирован. Это тот случай, когда стоит сетовать не на недостаток источников, а на их чрезмерность. Это касается и внешнего облика Екатеринбурга. 1733 г. – первый десятилетний юбилей города, оставил нам подробнейшие описания его застройки. Вкупе с чертежами, ландкартами и акварелями это дает возможность предельно корректной и научно выверенной трехмерной реконструкции архитектурно-пространственного облика города. Отсюда дата, вынесенная в название проекта. Она имеет принципиальное значение для исторического моделирования, но играет условную роль «реперной точки» для реконструкций социальной организации и социокультурных процессов и явлений.

Ожидаемые результаты
Создание трехмерной визуализированной историко-архитектурной реконструкции конкретной локации (города), сопровождаемой вербальными (текстовыми) реконструкциями антропогенного пространства – систем взаимодействующих индивидов и социальных групп в их повседневных интеракциях в пространственно-архитектурной, коммуникационной, производственной, административной, оборонной, конфессиональной, образовательной и бытовой сферах. Проект ориентирован на соответствие мирового уровня аналогичных разработок, продемонстрированных, в частности, в проекте масштабной реконструкции античного Рима и программы «Невидимые города Италии» («Italy's Invisible Cities»). Значимость ожидаемых результатов определяется как фундаментальным аспектом: получение новых знаний о механизмах и каналах взаимодействий человека с окружающей средой, технологиями и социальными институциями, необходимых для понимания закономерностей жизни и эволюции общества, так и возможностями практического использования. Последнее видится в следующих областях: 1. В развитии научного направления гуманитарных цифровых технологий; 2. В градостроительных научных изысканиях, при формировании городской микроэкономики с упором на георебрендинг и особенности исторического развития; 3. В инновационных обучающих программах, в первую очередь, в системе среднего и среднего специального образования; молодые поколения граждан особенно восприимчивы к визуальным и интерактивным формам подачи материала, поэтому эффективность учебных курсов по истории и истории культуры в форме 3D реконструкций очевидна; 4. В развитии программ по популяризации исторического знания среди широких слоев населения (public history); общественный запрос на такие программы существует, что доказывается, в частности, высокой востребованностью проекта мультимедийных исторических парков «Россия – моя история» (при всех недостатках и недоработках его реализации); 5. В возрождении и сохранении историко-культурного наследия, как в виртуальных моделях, так и в вариантах «дополненной реальности» (подобные опыты уже имеются в разрозненном виде в различных музеях страны); 6. В развитии индустрии познавательного туризма как отрасли региональной и национальной экономики. В конечном итоге все эти практики нацелены на укрепление гражданской солидарности, основанной на историческом знании, необходимой для мобилизации российского общества перед лицом глобальных вызовов и угроз.


 

ОТЧЁТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ


Аннотация результатов, полученных в 2020 году
В соответствии с планом работы первого года реализации проекта, исполнители НИР сосредоточили свои усилия на формировании источниковой базы, необходимой и достаточной для исследования социальной стратификации и реконструкции архитектурно-пространственного облика Екатеринбурга первого десятилетия его существования; на анализе и обработке информации, содержащейся в источниках, в том числе для подготовки первичных графических материалов, необходимых для создания 3D модели города. Были осуществлены: • Выявление и отбор материала из Российского государственного архива древних актов, Российского государственного военно-исторического архива и Государственного архива Свердловской области. • Отбор и источниковедческий анализ аутентичных изобразительных материалов (планов, чертежей, ланд-карт, фогель-рисов и т.п.), отражающих планировку и внешний облик архитектурных объектов Екатеринбурга изучаемого периода и других населенных пунктов, имевших аналогичную застройку (Петропавловская крепость, Петровские Олонецкие заводы, Уктусский, Верх-Исетский, Сысертский, Егошихинский заводы на Урале. • Обработка данных письменных и изобразительных источников для изготовления подготовительных рисунков, пригодных для создания низкополигональных объектов, предназначенных к экспортированию в интерактивную среду. • Корректировка топографической модели рельефа (географической подосновы) Екатеринбурга для размещения на ней примитивных объектов с учетом их габаритных размеров и пропорций. • Выступления на конференциях разного уровня с презентацией промежуточных результатов исследования. • Организация научно практического семинара по направлению НИР • Освещение в электронных СМИ начала работ по проекту. В ходе осуществления перечисленных работ были достигнуты следующие результаты: • Сформулирована общая концепция ранней истории Екатеринбурга как города-манифеста, который, помимо практического предназначения (производство металлургической продукции), должен был демонстрировать на азиатских границах России новую имперскую идею: торжество рационально организованной, «регулярной» реальности – воплощения новой «политичной» нации во главе с просвещенным монархом. • Доказана системная взаимосвязь внешнего облика города-завода (его архитектурно-пространственного решения) и его социальной организации, как результата волевого и целенаправленного действия его создателей. Это проявилось в рационально устроенной и иерахизированной социальной топографии; жесткой регламентации жизни, подчиненной интересам службы; ранжированном расселении различных социальных групп в пределах пространства, ограниченного крепостной стеной; в помещении административных, производственных, культовых и бытовых жизненных процессов в подчеркнуто «немецкую» архитектурную среду. • Описаны статусные характеристики и степень интегрированности в городской социум отдельных социальных групп раннего Екатеринбурга (административных и канцелярских служащих, иностранных выходцев, медицинских работников, православных клириков, каторжных и ссыльных); сделан вывод о их внутригрупповой гетерогенности. • Реконструированы организационные и социальные процессы, связанные со становлением и развитием институциональных феноменов, обусловивших главенствующее положение и экстерриториальность Екатеринбурга в системе регионального управления, транспортных коммуникаций и строительства медицинской инфраструктуры. • Разработаны и отправлены на государственную регистрацию 2 базы данных: «Руководители горнозаводского Урала первой трети XVIII в.» и «Объекты заводской застройки Екатеринбурга 1723–1733 гг.». • Созданы интерактивная карта Екатеринбурга 1723–1733 гг. и паспорта нескольких структурообразующих объектов города: Екатеринбургской крепости, комплекса административных зданий Сибирского обер-бергамта и церкви во имя Св. великомученицы Екатерины, на этой основе созданы их подготовительные рисунки. • Скорректирована и оптимизирована топографическая модель рельефа Екатеринбурга с целью уменьшения количества полигонов для облегчения просчета центральным процессором. • Созданы низкополигональные трехмерные модели Екатеринбургской крепости, комплекса административных зданий, церкви. • Подготовлены тексты 2-х диссертаций на соискание ученой степени кандидата исторических наук, с использованием результатов исследования. • Промежуточные результаты исследования были озвучены в 9 докладах на 5 научных мероприятиях всероссийского и всероссийского (с международным участием) уровнях и опубликованы в 9 статьях в журналах и сборниках наукометрической базы РИНЦ и 1 статье в журнале Web of Science (AHCI)/Scopus Q1. • Был организован и проведен в очном формате научно-практический семинар «Русский город раннего Нового времени: методы исследования» с трансляцией в социальной сети Facebook (https://www.facebook.com/events/284445192946372/) • Начало работ по проекту, с указанием на поддержку Российского научного фонда, освещалось в электронных СМИ (https://urfu.ru/ru/news/31419/, https://www.oblgazeta.ru/society/107825/, https://www.kommersant.ru/doc/4317021, http://www.apiural.ru/news/society/149058/).

 

Публикации

1. - Екатеринбург 1733 г. имел сложную социальную стратификацию. Официальный сайт Уральского федерального университета, 8 апреля 2020 г. (год публикации - ).

2. - Уральские историки создают 3D модель Екатеринбурга 1733 года Областная газета. Электронный портал, Облгазета.Ru, 8 апреля 2020 г. (год публикации - ).

3. - Историки УрФУ создают 3D модель Екатеринбурга 1733 года Коммерсант Урал. Электронный портал, Коммерсант Урал, 8 апреля 2020 г. (год публикации - ).

4. - Историки УрФУ создают уникальную аутентичную 3D модель Екатеринбурга АПИ. Информационно-аналитический портал, 9 апреля 2020 г. (год публикации - ).

5. Бородина Е.В. Каторжные и ссыльные в Екатеринбурге в 1723 – конце 1730-х гг.: к вопросу о формировании социального пространства города Genesis: исторические исследования, № 11. С. 14-26. (год публикации - 2020).

6. Копырина С.Н. Документы Государственного архива Свердловской области о взаимоотношениях церковной и светской властей на горнозаводском Урале второй четверти XVIII века Вестник Екатеринбургской духовной семинарии, № 3 (31) (год публикации - 2020).

7. Копырина С.Н. Документы Государственного архива Свердловской области о взаимоотношениях церковной и светской властей на казенных заводах Урала в первой половине XVIII в. Документальное наследие и историческая наука : Материалы Уральского историко-архивного форума, посвященного 50-летию историко-архивной специальности в Уральском университете (Екатеринбург, 11–12 сентября 2020 г.), Екатеринбург : Издательство Уральского университета, 2020. — С. 62-65. (год публикации - 2020).

8. Копырина С.Н., Черноухов А.В. Становление медицинской инфраструктуры на казенных заводах Урала в первой трети XVIII века Вестник гуманитарного образования, Издательство: Вятский государственный университет (Киров). №2. С. 20-34. (год публикации - 2020).

9. Редин Д. А. Иностранные выходцы в Екатеринбурге: у начала социальной организации города Quaestio Rossica, - (год публикации - 2020).

10. Редин Д.А. Правоохранительная деятельность генерала В.И. Геннина как инструмент борьбы за формирование административной экстерриториальности горного ведомства в 1720-е - начале 1730-х гг. Урал индустриальный. Бакунинские чтения, с. 122-130 (год публикации - 2020).

11. Уланов К.А. Доставка продукции уральских казенных заводов в европейскую часть России в первой половине XVIII века Вестник гуманитарного образования, № 1 (17). С. 48 - 63 (год публикации - 2020).

12. Уланов К.А. Путевой журнал Никифора Клеопина как источник по истории сплава казенных караванов по Чусовой первой половины XVIII в. Документальное наследие и историческая наука : Материалы Уральского историко-архивного форума, посвященного 50-летию историко-архивной специальности в Уральском университете (Екатеринбург, 11–12 сентября 2020 г.), Екатеринбург : Издательство Уральского университета, 2020. — С. 717-722. (год публикации - 2020).

13. Цеменкова С.И. КАРТОГРАФИЧЕСКИЕ ДОКУМЕНТЫ УРАЛЬСКОЙ ГОРНОЙ АДМИНИСТРАЦИИ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII ВЕКА: ОПЫТ СОЗДАНИЯ БАЗЫ ДАННЫХ ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ НАСЛЕДИЕ И ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА. МАТЕРИАЛЫ УРАЛЬСКОГО ИСТОРИКО-АРХИВНОГО ФОРУМА, ПОСВЯЩЕННОГО 50-ЛЕТИЮ ИСТОРИКО-АРХИВНОЙ СПЕЦИАЛЬНОСТИ В УРАЛЬСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ. Екатеринбург, 11–12 СЕНТЯБРЯ 2020 г., С.187-192 (год публикации - 2020).

14. Цеменкова С.И. Первые картографы горнозаводского Урала: Михаил Силыч Кутузов Вестник Рязанского государственного университета им. С.А. Есенина, № 4 (69). С.7-14 (год публикации - 2020).