КАРТОЧКА ПРОЕКТА,
ПОДДЕРЖАННОГО РОССИЙСКИМ НАУЧНЫМ ФОНДОМ

Информация подготовлена на основании данных из Информационно-аналитической системы РНФ, содержательная часть представлена в авторской редакции. Все права принадлежат авторам, использование или перепечатка материалов допустима только с предварительного согласия авторов.

 

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ


Номер 19-78-00009

НазваниеОзерные поселения 4 -3 тыс. до н.э. – истоки и развитие феномена свайных поселений на Северо-Западе России

РуководительДолбунова Екатерина Владимировна, Кандидат исторических наук

Организация финансирования, регионфедеральное государственное бюджетное учреждение культуры "Государственный Эрмитаж", г Санкт-Петербург

Срок выполнения при поддержке РНФ 07.2019 - 06.2021 

КонкурсКонкурс 2019 года «Проведение инициативных исследований молодыми учеными» Президентской программы исследовательских проектов, реализуемых ведущими учеными, в том числе молодыми учеными

Область знания, основной код классификатора 08 - Гуманитарные и социальные науки, 08-103 - Археология

Ключевые слованеолит, свайные поселения, комплексные исследования, ландшафтная археология, цепочки технологических операций, типология, трасология, подводная археология, хронология, палеоэкология, пространственный анализ, петрография, инновации, генетика, ГИС-анализ

Код ГРНТИ03.41.00


СтатусУспешно завершен


 

ИНФОРМАЦИЯ ИЗ ЗАЯВКИ


Аннотация
Свайные поселения – это уникальный общеевропейский феномен, включенный в разряд мирового наследия ЮНЕСКО. Самые восточные свайные поселения были открыты на Северо-Западе России на территории Днепро-Двинского междуречья. Причины появления традиции строительства свайных поселений в озерных ландшафтах могли быть различны: защитная функция, легкость устройства дома на сваях в мягком прибрежном слое, близость к разным природным ресурсам, освобождение плодородных почв, но в первую очередь это было культурное явление – адаптация человека к изменившимся климатическим и экологическим условиям на рубеже атлантического и суббореального периода, во время значительной перестройки климата (т.н. климатические событие 4200 BP). Культура строителей озерных свайных поселения, появляющаяся во второй половине 4 тыс. и существующая на протяжении 3 тыс. до н.э. в Днепро-Двинском междуречье, является идеальным полигоном для реконструкции культурно-исторических процессов, выявления механизмов адаптации человека к меняющейся окружающей среде, прослеживания появления носителей новых культурных традиций и скорость их инкорпорации в местную среду или утраты, существование ресурсных зон и векторы контактных путей. Подобные реконструкции могут быть выполнены с точностью до поколения – временное разрешение, которое крайне сложно представить для каменного века. Такую возможность получаем благодаря применению дендрохронологического метода, наличию закрытых комплексов строительных горизонтов на памятниках этого региона, благодаря отличной степени сохранности и запечатанности культурных слоев, методов исследования с корреляцией естественно-научных анализов и точных археологических реконструкций и фиксации. 4 тыс. до н.э. в лесной зоне Восточной Европы – время смены развития культурных циклов, векторов. Несмотря на долгую историю изучения неолитической эпохи в лесной зоне Восточной Европы, особого внимания к памятникам 4 тыс. до н.э. не существовало. В большинстве регионов мы можем лишь в общих чертах наметить развитие культур, их хронологическую последовательность. Для Днепро-Двинского междуречья 4 тысячелетие – это во многом “темные века”. Исследования последних лет открыли, что в первой половине 4 тыс. появляются носители степных энеолитических культур с остатками конструкций – предтечами свайных поселений, и, вероятно, их потомки существуют на данной территории. Отмечается хиатус около 4400 л.т.н., после которого и происходит сложение свайных поселений на фоне деградации широколиственных лесов, понижения уровня водоемов, их заболачивания и уменьшения их продуктивности, что могло привести к сокращению объема естественных пищевых ресурсов на этой территории и затруднило доступ к водным ресурсам. Данные условия приводят к изменению стратегии хозяйства – поселения начинают устанавливать на стыке различных ландшафтов, они становятся обитаемыми круглый год. Именно в это время появляются сосуды большой емкости, целенаправленно ведется заготовка впрок пищевых ресурсов. Население становится более оседлым, увеличивается количество населения, что приводит к усилению «горизонтальных» социальных связей в социуме, формирование института вождества. Эти изменения находят отражение в художественном творчестве. Материальная культура строителей свайных поселений имеет синкретический характер. Многочисленные археологические факты свидетельствуют о постоянном проникновении в Ловатско-Двинское междуречье разных в культурном отношении групп населения на протяжении среднего и в начале позднего неолита. Характер этих проникновений был различным. Можно предположить, что носители культурных традиций воронковидных кубков, шаровидных амфор и шнуровой керамики проникали постоянно в регион небольшими коллективами, что фиксируется по формам сосудов, примесям, мотивам орнамента и некоторым формам кремневых и каменных орудий. Кардинально облик местной материальной культуры не изменялся, в нее “впитывались” и адаптировались отдельные элементы. Немногочисленные находки остатков человеческих костяков могут дать и прямые свидетельства проникновения в данный регион носителей различных культурных традиций, фиксируемых по материальной культуре. В это же время происходит сложение восточного янтарного пути, который маркируется многочисленными находками янтаря за пределами совеременной Литвы и Латвии, на территории среднего и верхнего Подвинья, на Валдайской возвышенности, в Волго-Окском междуречье. Исследования, начатые в рассматриваемом регионе еще в 1960-х гг. позволили выявить более 30 торфяниковых неолитических памятников. В результате раскопок получены данные о палеогеграфии, геологии, материальной культуре, искусстве, антропологии. Данное исследование будет реализовываться на археологических материалах и естественнонаучных данных опорных памятников – Сертея II (Смоленская обл.), Дубокрай I-IX (Псковская обл.), также планируется привлечение материалов из старых раскопок (Наумово, Удвяты I, Усвяты IV). Изучение коллекций других памятников Смоленской и Псковской области и выявление памятников этого круга культур позволит впервые реконструировать распределение свайных поселений на северо-западе России. Начатое картирование части находок в озерах и торфяниках позволило предположить существование “коридора” перед моренными образованиями Вепсовской стадии Валдайского оледенения, приуроченного к цепочке озер, протянувшихся от Северо-Восточной Польши до Валдая. Возможно, носители традиций средненеолитических западноевропейских культур проникали по этому “коридору” на территорию Верхнего Подвинья. Именно здесь можно прогнозировать нахождение других свайных поселений на территории Российской Федерации, а также Белоруссии и Польши. Актуальность исследования. Свайные поселения – это признанный европейский феномен, через изучение которого возможно выполнять точные культурно-хронологические реконструкции, изучать особенности адаптации человека к окружающей среде, определять механизмы существования древних социумов, векторов связей. Подобное точное временное разрешение и привлечение многочисленных остатков “органического” древнего материального мира, включая антропологический материал, позволит по-новому взглянуть на механизмы появления, развития угасания и/или исчезновения археологических культур, за которыми стоят отдельные социумы с культурной идентичностью. Научная новизна – анализ и систематизация накопленных данных будет проводиться с новой точки зрения – анализа сетей коммуникаций и антропологии археологической культуры с целью реконструкции культурных процессов в 4–3 тыс. до н.э., установления природных и культурных факторов, приведших к сложению культуры строителей свайных поселений и зоны существования этой культуры, выявления ранее не известных пластов материальной культуры.

Ожидаемые результаты
1. Построение моделей изменчивости материальной культуры, окружающей среды в археологических микрорайонах, позволит воссоздать развитие социо-биоценозов в изучаемом регионе. Изучение влияния сообщества на биоценозы и влияние окружающей среды на социумы – это одно из самых важных направлений современных гуманитарных исследований. Это позволит получить ответы на вопросы на основе ретроспективного изучения данных сообществ о том, когда «взрывается» экологическая ниша, ресурсы которой оказываются истощены, как происходит управление ресурсами, насколько производящая экономика оказывается менее привлекательной для отдельных сообществ, каким путям могут следовать отдельные сообщества, как реагирует социум на глобальные климатические изменения; 2. Создание микрохронологии поселений и прослеживание динамики заселения различных микрорегионов Днепро-Двинского междуречья и Северо-Запада России. Составление подобной хронологической схемы позволит оценить те культурные изменения на фоне природных циклов (в рамках поколения и более значительных вековых), которые переживает древнее сообщество; 3. Картирование находок “импортных” изделий с указанием их источника, будут представлены аналогии выявленным неместным материалом. Это позволит реконструировать сети коммуникации, импорта и экспорта ресурсов, отдельных “сакральных” – значимых артефактов; 4. Разработка подробной схемы типологического развития глиняной посуды и орудийного инвентаря. Это позволит проследить, как и с какой скоростью меняется производство, какие признаки могут быть маркерами отдельных мастеров, а какие – отдельных сообществ, как материальная культура реагирует на появление пришлого населения или появление новых традиций или новой моды, насколько жестко регламентированным является производство; 5. Соотнесение полученных результатов генетических исследований с выделенными археологическими культурами. Это может позволить дать прямой ответ на вопрос о сменах культурных традиций и популяций.


 

ОТЧЁТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ


Аннотация результатов, полученных в 2019 году
В рамках проекта «Озерные поселения 4 -3 тыс. до н.э. – истоки и развитие феномена свайных поселений на Северо-Западе России» (№ 19-78-00009) было реализовано несколько основных направлений исследований. Комплексное изучение глиняной посуды, происходящей с многослойного поселения Сертея II, позволило выделить новые морфо-функциональные категории, реконструировать цепочки технологических операций, а также выявить источники сырья, использовавшиеся для изготовления сосудов, стратегию в выборе сырья и создания формовочной массы. Проведенный полный цикл реконструкции и реставрации сосудов сделал доступным для аналитики значительную коллекцию археологически целых форм сосудов. Возможно, что разнообразие форм глиняной посуды свидетельствовало о диверсификации функции сосудов в 4-3 тыс. до н.э. в отличие от ранних этапов появления глиняной посуды, где формы, несмотря на свою простоту, скорее отражали культурные предпочтения мастеров. Для свайного поселения Сертея II, существовавшего в 4 – 3 тыс. до н.э., характерна синкретичная керамика с отдельными ‘импортными’ сосудами, часть из которых была принесена из других регионов, судя по геохимическим исследованиям. Изучение распространения глиняной посуды позволяет предполагать не только культурные факторы, влиявшие на создание определенных типов сосудов, но и ‘индивидуальные’, что нашло отражение в комплексах отдельных построек и жилых зон памятника. Разнообразие форм и объемов может свидетельствовать о существовании кухонного и столового набора посуды, типичного для отдельных семейств, что маркируется их расположением в разных постройках. Зафиксированные различные следы использования, их расположение на теле сосуда могут указывать на отличные приемы использования сосудов и обустройства хозяйственных площадок. Это может рассматриваться как еще один культурный маркер, характерный для различных древних сообществ. Памятник Сертея II – это многослойный памятник с различными контекстами, который имеет особое значение для выяснения генезиса формирования свайных поселений. В древности данный участок был либо прибрежной зоной палеоводоема, либо мелководьем палеоозера, либо террасой, или топким подтапливаемым берегом и т.д. – это обусловило возможность проведения различных видов хозяйственной деятельности, например, ведение прибрежной рыбной ловли, возможность организации жилых конструкций и т.д. В свою очередь это отразилось на формировании контекстов и на составе категорий изделий. Трехмерный пространственный анализ всех экофактов и артефактов (включая микродебитаж и микрофрагменты керамики площадью до 1 кв.см., отдельно – прослеживание археологизации реконструированных сосудов с учетом принадлежности фрагментов к определенным частям сосудов) позволяет реконструировать последовательность заселения отдельных участков; по набору артефактов выявить различные хозяйственные зоны; проследить изменения в окружающей среде, которые также находят отражение в наборе артефактов, особенностях их археологизации, сохранности и приуроченности к определенным литологическим слоям. Прослеженные в ходе полевых исследований особенности отложений и приуроченность материалов из культурных слоев позволяет предполагать, что свайное поселение и его хозяйственная площадка были организованы на обнажившихся донных отложениях, на поверхности со слабым дерновым слоем, которые маркируются отдельными горизонтами находок. На месте центральной части памятника до появления здесь свайных построек существовал глубоководный водоем, именно поэтому здесь отсутствует та многослойность, фиксируемая в западной части. Эти наблюдения вкупе с уточненной хронологией событий благодаря серии новых радиоуглеродных датировок позволили неожиданно вскрыть новые парадоксы в древней истории и проследить еще более сложную картину, предшествовавшую появлению здесь свайных поселений на рубеже 4-3 тыс. до н.э. и, возможно, повлиявших на их формирование, и касается уже вопроса выделения отдельных эпох. Неолит – Энеолитическая эпохи существуют в различные периоды на разных территориях. На южных степных территориях смена культур более динамична. В то время как в лесной зоне происходит их запаздывание и отсутствие ведущих маркеров выделения этих эпох – производящего хозяйства, медных изделий. В ходе последних раскопок в Сертейском микрорегионе впервые был атрибутирован культурно ранее не изученный но выделенный хронологический горизонт «типа слоя B п. Сертея VIII» - по всей видимости, предтеча свайных поселений, роль которого в сложении последних до конца не понятна. Тем самым происходит парадоксальная ситуация – ранний неолит сменяется на этой территории энеолитом, затем наступает средний и поздний неолит по классификации, принятой для лесной зоны. Все это демонстрирует уязвимость наших классификационных построений. Открытые на п. Сертея II материалы указывают на проникновение в 5-4 тыс. до н.э. из степной-лесостепной зоны носителей различных энеолитических культур, которые существуют здесь на протяжении непродолжительного периода и сменяются следующей культурой, не происходит процесса трансформации и ‘растворения’ археологических культур. Последняя волна – Среднестоговская – ее отражение, возможно, увидеть в усвятской культуре. Поводом для интерпретации этих процессов как результат появления новых групп населения является кардинальная смена керамических стилей, появление специфических типов украшений, специфических кремневых наконечников стрел. Появление здесь нового населения не приводит к смене экономической системы. Однако изменения столь кардинальны и наличие импортов указывает на значительные культурные контакты. Это хорошо видно на материалах среднего-позднего неолита, которые оказались под влиянием культур шаровидных амфор и где фиксируются, возможно, следы контактов с жуцевской культурой. Находки изделий из органических материалов – это отличительная особенность именно торфяниковых и подводных памятников. В ходе анализа отдельных категорий костяной индустрии была составлена общая база всех выявленных орудий, украшений, костяных предметов со следами обработки, заготовок. Костяная индустрия достаточно разнообразна и занимает основную орудийную нишу на этом памятнике из-за удаленности источников кремня. Это своеобразная отличительная особенность этого региона и местных культур. Находки тканей, плетеных изделий и различных типов веревок происходят из центральной части свайного поселения Сертея II-1 с остатками свайных построек, а также п. Сертея I, где были найдены остатки рыболовных конструкций, синхронных п. Сертея II. Для их реставрация были апробированы различные методики, которые позволили сохранить эти объекты. Они включают остатки нескольких категорий изделий: - фрагменты изделий из нитей (фрагмент тесьмы, фрагмент ткани); - отдельные нити, скрученные нити, нити с узелками, узелки; - заготовки подготовленного луба – исходного материала для создания подобных изделий. В ходе составления карты памятников, маркирующих распространение круга культур свайных поселений, была сделана общая топооснова для Смоленской области с нанесенными неолитическими памятниками. Особый интерес представляют местонахождения с находками каменных топоров, погребений и ‘импортных’ сосудов, которые могут маркировать передвижения населения в 4–3 тыс. до н.э., нашедших отражение в сложении культуры свайных поселений в Днепро-Двинском междуречье. Аналогичные кругу культур свайных поселений материалы были обнаружены на стоянках Побоище (Демидовский р-н), в сборах с озера Сапшо и Дго (Демидовский р-н), селища и курганного могильника у д. Заозерье (Руднянский р-н). Это позволило обозначить юго-западный и западный ареал распространения памятников свайных поселений.

 

Публикации

1. А.Н. Мазуркевич, М.В. Саблин, Е.В. Долбунова, П.Киттель, Й.Мэгро, Э.Казаков Landscape, seasonality and natural resources use in the 3rd millennium BC by pile-dwelling communities (NW Russia). Settling waterscapes in Europe. The Archaeology of Neolithic and Bronze-Age pile-dwellings. OSPA 1, Open series in Prehistoric archaeology. 1 (год публикации - 2020).

2. А.Н. Мазуркевич, С. Лоренц, Й.Фассбиндер, Р.Хензель, Е.В. Долбунова, Е. Казаков, Е.Павловская Geophysical prospection of submerged Neolithic settlements in Lake Sennitsa (NW Russia) Settling waterscapes in Europe. The Archaeology of Neolithic and Bronze-Age pile-dwellings. OSPA 1, Open series in Prehistoric Archaeology. 1. (год публикации - 2020).

3. Андрей Мазуркевич, Петр Киттель, Йолейн Мэгро, Екатерина Долбунова, Агнешка Мрочковская, Магла Вьесковска-Лют, Виктор Пьеч NATURAL AND ANTHROPOGENIC IMPACT ON FORMATION OF ARCHAEOLOGICAL LAYERS IN THE LAKE SHORE AREA: CASE STUDY FROM THE SERTEYA II SITE, WESTERN RUSSIA Acta Geographica Lodziensia, - (год публикации - 2020).

4. Мазуркевич А.Н., Е.В. Долбунова, А.Л. Александровский, Й. Фассбиндер, М.В. Саблин, И.Г. Широбоков Одиночный курган у д. Сертея в Смоленской области – комплекс неолитических и средневековых объектов. Известия Самарского научного центра РАН. Исторические науки, - (год публикации - 2020).


Аннотация результатов, полученных в 2020 году
В ходе палеоэкологических исследований и их сопоставления с археологическими данными удалось воссоздать древние ландшафты в окружении памятника Сертея II и в Сертейском микрорегионе – эталонном для памятников среднего-позднего неолита Днепро-Двинского междуречья. Были получены данные о сезонных и глобальных климатических изменениях в этом регионе, на фоне которых в 4-3 тыс. до н.э. существовала стоянка Сертея II, исчезнувшая после катастрофического поднятия уровня воды в конце 3 тыс. до н.э. Видимо, это стало причиной затухания культуры строителей свайных поселений в этом регионе. Исследования п. Сертея II позволили выявить многослойный комплекс, использовавшийся сообществами охотников-собирателей с 7 до 3 тыс. до н.э. Подобные длительные следы использования одного места позволяют реконструировать происходившие изменения в стратегиях охотников-собирателей и выявить специфическую модель, свойственную именно для 4-3 тыс. до н.э. – времени строителей свайных поселений. Была выполнена реконструкция контекстов для восточной и западной части п. Сертея II. В восточной части памятника расположена центральная часть свайного поселения, датирующаяся около 2900–2000 калибр. л. до н.э. Редкие находки, а также остатки конструкций второй половины 4 – рубежа 4-3 тыс. до н.э. указывают на существование здесь и более древней культуры строителей свайных поселений – усвятской. Эта часть была доступна для заселения только лишь в данный период времени. Эпизодическое появление здесь населения в более раннее (рубеж 5-4 тыс. до н.э.) и более позднее время (2 тыс. до н.э., средневековье) фиксируется по единичным радиоуглеродным датировкам остатков колов и остаткам рыболовных вершей, фрагментам сосудов. Данные находки указывают на использование этого участка глубоководного палеоводоема для рыбной ловли. Мощная толща сапропелей указывает на существование здесь глубоководного водоема долгое время до появления здесь свайных поселений. Западная часть стоянки представляет собой многослойный комплекс, в накоплении слоев которого прослеживаются особенности прибрежных процессов, изменений в водном режиме – смены речных, озерно-речных и озерных формаций, и несколько периодов заселения. Это отразилось на формировании различных функциональных контекстов и постдепозиционных процессах, которые привели к значительному разбросу артефактов и разной их сохранности. Были вычленены несколько горизонтов обитания, изучена степень нарушенности слоев, диффузии находок в слоях, получена информация о первоначальном расположении глиняных сосудов и их расположении относительно других сосудов. Кросс-корреляция всех артефактов и экофактов для п. Сертея II, с учетом трехмерной модели распределения находок, археологических и палеоэкологических индикаторов позволила выявить отдельные функциональные и жилые контексты. Исследования на п. Наумово и Дубокрай I (Псковская обл.) позволили реконструировать особенности палеорельефа, выявить расположение отдельных зон свайного поселения (для п. Дубокрай I), совмещение с геофизической сьемкой позволило высказать гипотезу о наличии здесь большого количества древних ручьев и проток, которые могли привлекать древнее население. Были завершены масштабные работы по первичной реставрации и реконструкции глиняных сосудов 4-3 тыс. до н.э. эталонного п. Сертея II, были выделены новые морфологические типы, сделаны формы-модели и трехмерные реконструкции сосудов, определены объемы сосудов, выделены отдельные категории сосудов от небольших мисок объемом около 0,02 и 0.1-0,2 л до крупных сосудов объемом около 30 л. Эта работа позволила выявить ведущие морфологические типы для усвятской, жижицкой традиции, а также ‘степного’ энеолитического горизонта, который удалось зафиксировать в последние два года исследований. Смена керамических стилей на всей этой территории происходит под влиянием различных культурных импульсов, которые шли несколькими волнами. Так, под влиянием культуры воронковидных кубков и поздней нарвской культуры появляется усвятская культура, также фиксируется влияние культуры шаровидных амфор, балканский культурный импульс, позже фиксируется влияние культуры шнуровой керамики – это схема, которая существовала долгое время для этого региона. Новые исследования указывают на значительный южный степной импульс в формировании культур 3 тыс. до н.э., значение которого еще предстоит исследовать. Это важно в контексте вопроса формирования жижицкой культуры строителей свайных поселений и проблематики распространения культур шнуровой керамики. Сопоставление материалов п. Сертея II с известными ведущими формами керамики на п. Наумово и Усвяты IV позволило выявить сходные элементы в орнаментации между п. Наумово и п. Сертея II и значительно меньше близких черт с коллекцией п. Усвяты IV. Различия в морфологии являются достаточно ярким признаком для всех этих комплексов, так же, как и вариативность в технологии изготовления сосудов. Наличие такого яркого элемента, как небольшие поддоны, в сочетании с серией импортных изделий, найденных на п. Наумово, заставляет вновь обратиться к этому комплексу, который несет на себе влияние, возможно, балканских культур. При исследовании кремневой коллекции, происходящей из жилых построек п. Сертея II удалось установить, что в приочажной зоне, где велась активная хозяйственная деятельность на протяжении всего года, выявлены лишь орудия и многочисленные отщепы и сколы. Можно предположить, что первичное расщепление и получение заготовок для орудий происходила вне поселения, вероятно, на выходах сырья. Исследование коллекций муниципальных музеев Псковской и Смоленской области позволило выявить в нескольких случаях кремневые обработанные блоки, которые могли использоваться как заготовки материала для транспортировки. Ограниченный контекст может являться следствием специализации и сезонности стоянки. У кремневых орудий, по-видимому, осталась лишь определенная ниша на исходе каменного века. Важная роль костяной индустрии, которая во многом замещала кремневую, подтверждается исследованиями кремневой индустрии. Для культуры строителей свайных поселений была выявлена самобытная коллекция изделий из дерева. Обширная коллекция, накопленная для Днепро-Двинского региона (насчитывающая сегодня 231 предмет) – это редкая и уникальная коллекция, требующая дальнейших исследований. Было выделено несколько категорий: отходы производства (отщепы, дерево со следами подработки), архитектурные детали конструкций, предметы утвари (колотушки, ложки, плетеные корзины и т.д.), предметы, связанные с транспортировкой (весла, лыжи, санные полозы), предмета рыболовства (рыболовные конструкции – морды, верши, перегородки, поплавки). Была выполнена реконструкция использования отдельных деревянных изделий, а также определения пород древесины изделий, найденных в последнее время, и свай – остатков фундаментов домов. Сравнение с коллекциями свайных поселений циркум-балтийского региона позволяет предположить наиболее близкие аналогии на п. Сарнате. Был проведен анализ отпечатков веревок на глиняных сосудах и сравнение их макрофотографий с остатками веревок, было выделено несколько типов крутки и несколько видов использовавшихся веревок и штампов. При исследовании с помощью микроскопа Zeiss в янтарной округлой нашивной бляшке были найдены фрагменты волокна – возможно, остатки веревки, что требует дальнейших исследований. Полученная серия новых радиоуглеродных датировок отдельных категорий материалов вместе с уже составленным списком датировок позволила, с одной стороны, заполнить хронологическую лакуну 4 тыс. до н.э. – времени появления первых свидетельств свайных поселений. С другой стороны, удалось уточнить достаточно широкий хронологический интервал, который существовал для этого памятника - 2900–2000 калибр. л. до н.э. Очевидно, что основной период существования свайного поселения стоит относить к 2500-2200 л. до н.э. Были систематизированы различные типы конструкций, которые могут быть отнесены к свайным постройкам, а также к постройкам, которые им предшествовали и сосуществовали с ними, располагаясь в хозяйственной зоне древнего поселения. Самые ранние свайные постройки, которые могут относиться ко второй половине 4 тыс. до н.э., были обнаружены на п. Усвяты IV – это овальные в плане конструкции на сваях. Позже постройки приобретают прямоугольную форму (п. Усвяты IV, Сертея II). Для исследования особенностей использования водных ресурсов проведена систематизация категорий материалов, свидетельствующих о важной роли водных продуктов и ресурсов в хозяйственной стратегии древнего населения, а также ранних маркеров появления производящей экономики. Проведенное сравнение со свайными поселениями циркум-балтийского региона указывает на сложность в однозначной трактовке этого феномена, в том, насколько существовавшие сети коммуникации между различными частями Европы могут свидетельствовать в пользу гипотезы о появлении традиции строительства свайных поселений из одного или нескольких центров или о конвергентности этого явления. Смена керамических стилей, наличие импортов (как янтарных изделий, так и керамических и кремневых импортов), выявленная в ходе последних исследований в рамках этого проекта, указывает на мобильность этого сообщества, его открытость различным инновациям и/или его вовлеченность в сети коммуникаций, сформировавшихся в этом регионе в 4–3 тыс. до н.э. В ходе анализа коллекции каменного века музеев Псковской и Смоленской области были выявлены ряд новых местонахождений, которые могут маркировать зону существования/влияния культур строителей свайных поселений. Сравнение с материалами свайных поселений Белорусского Подвинья, которые определяют более восточный ареал феномена свайных поселений, позволило выявить значительную близость керамической коллекции временного среза как усвятской, так и жижицкой культур. В отличие от памятников Северо-Запада России, на памятниках Беларуси (например, Асавец IV) было прослежены значительно большее количество ‘импортов’, что может объясняться ее географической близостью к территории круга культур шаровидных амфор. Этим, а также и различиями в специфике памятников, могут объясняться локальные особенности этих отдельных ареалов культур свайных поселений со схожими моделями хозяйства, устройства поселений и материальной культуры.

 

Публикации

1. - Создана виртуальная модель доисторического поселения на северо-западе России Научная Россия, - (год публикации - ).

2. А.Н. Мазуркевич, Й. Мэгро, П. Китель, Е.В. Долбунова, Э. Готье, В. Бернар Материалы энеолитических культур степной и лесостепной зон 5–4 тыс. до н. э. в Днепро-Двинском междуречье (по материалам поселения Сертея II) ТРУДЫ VI (XXII) ВСЕРОССИЙСКОГО АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО СЪЕЗДА В САМАРЕ, Том 1. С. 177-178 (год публикации - 2020).

3. Елена Пранцкенайте, Екатерина Долбунова, Андрей Мазуркевич Pile-dwellings in the Circum-Baltic area and in East European Plain Documenta Praehistorica, 48 volume (год публикации - 2021).

4. Магдалена Виецковска-Лют, Эмили Готье, Ева Тьебо, Махаил Словински, Марек Кромпец, Екатерина Долбунова, Андрей Мазуркевич, Йолейн Мэгро, Максим Данжер, Петр Киттель The palaeoenvironment and settlement history of a lakeshore setting: An interdisciplinary study from the multi-layered archaeological site of Serteya II, Western Russia Journal of Archaeological Science: Reports, 40 (год публикации - 2021).

5. Мазуркевич А.Н., Киттель П. , Мэгро Й. , Долбунова Е.В. ,Кропец М., Инар А. Хронологические рамки археологических комплексов многослойного памятника Сертея II (по данным радиоуглеродного датирования). Радиоуглерод в археологии и палеоэкологии: прошлое, настоящее, будущее. Материалы международной конференции, посвященной 80-летию старшего научного сотрудника ИИМК РАН, кандидата химических наук Ганны Ивановны Зайцевой., 52-54 (год публикации - 2020).

6. ПЕТР КИТТЕЛЬ, АНДРЕЙ МАЗУРКЕВИЧ, АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВСКИЙ, ЕКАТЕРИНА ДОЛБУНОВА, МАТЕУШ КРУПСКИЙ, ЯЦЕК ШМАНЬДА, РЕНАТА СТАХОВИЧ-РЫБКА, ЕКАТЕРИНА ЦИВА, АГНЕШКА МРОЧКОВСКА, ДАНИИЛ ОККУПНЫЙ LACUSTRINE, FLUVIAL AND SLOPE DEPOSITS IN THE WETLAND SHORE AREA IN SERTEYA, WESTERN RUSSIA ACTA GEOGRAPHICA LODZIENSIA, 110 (год публикации - 2020).

7. Пиотр Киттел, Андреy Мазуркевич, Магда Вьетсковска‐Лют, Доминик Павловски, Екатерина Долбунова, Матеуш Плоциенник, Емили Готье, Марек Кромпец, Елейн Мэгро, Максим Данжер, Агнешка Мроцковска, Даниел Окупнy, Йацек Сзманда, Ева Тьебо, Мичал Словник On the border between land and water: The environmental conditions of the Neolithic occupation from 4.3 until 1.6 ka BC at Serteya, Western Russia Geoarchaeology - An international journal, - (год публикации - 2020).


Возможность практического использования результатов
Результаты проекта могут быть использованы при разработке программ исследования и мониторинга культурного наследия, расположенного под водой и в торфяниках – одной из категории культурного наследия, находящегося под угрозой неблагоприятного антропогенного влияния и климатических изменений, приводящих к исчезновению этого невидимого культурного наследия. Результаты масштабных работ по атрибуции и каталогизации материалов каменного века в музеях Псковской и Смоленской области могут быть использованы для создания каталогов древностей и карт памятников, которые могут повысить туристическую привлекательность этих территорий. Предложенные методические подходы могут быть использованы для создания общей методики исследования подобных памятников.