КАРТОЧКА ПРОЕКТА,
ПОДДЕРЖАННОГО РОССИЙСКИМ НАУЧНЫМ ФОНДОМ

Информация подготовлена на основании данных из Информационно-аналитической системы РНФ, содержательная часть представлена в авторской редакции. Все права принадлежат авторам, использование или перепечатка материалов допустима только с предварительного согласия авторов.

 

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ


Номер 18-78-10089

НазваниеПарадокс связи религии и семьи в современной России

РуководительПавлюткин Иван Владимирович, Кандидат социологических наук

Организация финансирования, регионОбразовательное частное учреждение высшего образования «Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет», г Москва

Срок выполнения при поддержке РНФ 07.2018 - 06.2021  , продлен на 07.2021 - 06.2023. Карточка проекта продления (ссылка)

КонкурсКонкурс 2018 года по мероприятию «Проведение исследований научными группами под руководством молодых ученых» Президентской программы исследовательских проектов, реализуемых ведущими учеными, в том числе молодыми учеными

Область знания, основной код классификатора 08 - Гуманитарные и социальные науки, 08-302 - Отраслевые социологии

Ключевые словаисследования семьи, религиозность, христианство, этика, сообщество, социальные сети, религиозная идентичность, ответственность, смирение, верность, отцовство, социальные эффекты крестничества, реляционная социология, междисциплинарный подход

Код ГРНТИ04.51.67


СтатусУспешно завершен


 

ИНФОРМАЦИЯ ИЗ ЗАЯВКИ


Аннотация
Исследовательский проект нацелен на разработку теории и методологии, позволяющих объяснить связь между религией (на примере христианства) и семьей в современном российском обществе, пережившем форсированную секуляризацию в 20 веке. Несмотря на происходящие процессы десекуляризации в России, они не отражаются на устойчивости института семьи. Одновременно в современных социальных науках религия и семья изучаются как параллельные или чуждые друг другу явления. Эмпирические исследования, включающие разные индикаторы религиозности для объяснения параметров устойчивости брака и рождения детей являются редкостью,а в России практически отсутствуют (Peri-Rotem 2016). Существующие же исследования зачастую не учитывают теоретических и методологических особенностей изучения религии и религиозности в странах Восточной Европы при построении собственных моделей объяснения (Tomka 2006; Синельников, Медков, Антонов 2009). Парадоксальным образом при выражаемых ценностях семьи в России, они не реализуются таким же образом в практиках семейной жизни, что подтверждает статистика разводов, продолжительности брака, доля семей с тремя и более детьми. Реализованные к настоящему времени исследования методологически довольствуются мифом о религиозной согласованности. Они включают в модели признаки конфессиональной принадлежности или субъективные оценки религиозности для объяснения параметров семьи и рождаемости. Вместе с тем они не учитывают особенностей, связанных с последствиями форсированной секуляризации, значительным разрывом между долей аффилированных с конфессией и практикующих верующих, а также спецификой социальных механизмов влияния религии в современной российском обществе (Oreshina, Prutskova, & Zabaev 2015; Zabaev et al. 2018). Используемая "бедная методология" приводит к указанию либо на отсутствие, либо на слабое влияние показателей религиозности на параметры семьи и рождаемости. Дополнительно в исследованиях российских семей не применяется методов опроса семейной пары (мужа и жены), редко изучаются факторы вовлеченности мужчин-отцов в заботу о членах семьи, а также разные типы многодетности. Теоретические интерпретации значения религии для семьи сводятся к описанию формальных правил и религиозных предписаний (доктринальный уровень), которыми как будто руководствуется семья, хотя доля практикующих верующих оказывается на довольно низком уровне (не более 10-15%). За рамками исследований связи религии и семьи оказывается, с одной стороны, содержательное значение религии, описываемое в категориях этики (например, таких категорий как верность, ответственность, смирение и т.п.), а, с другой стороны, вариативность типов религиозности и социальных механизмов влияния религиозности (значение общины и приходских социальных сетей, института крестных родителей и т.п.). Данный исследовательский проект направлен на преодоление теоретического и методологического разрыва, существующего в исследованиях взаимосвязи семьи и религии в социальных науках. Реализация проекта с использованием первичных и вторичных эмпирических данных позволит оценить вклад и значение религии, а также прояснить механику ее влияния на состояние семьи и рождаемости.

Ожидаемые результаты
Проект призван внести вклад в разработку теоретических и эмпрических моделей устойчивости семьи и рождаемости, а также в объяснение эффектов религиозности для семьи и рождаемости в современной России. В результате его реализации удастся аргументированно объяснить парадокс связи религии и семьи, продемонстрировать уровень значимости различных религиозных переменных, а также раскрыть значения, связанные с качеством внутрисемейных отношений и внешними сетевыми эффектами для семьи (социальной поддержкой и обучением). Исследование позволит продемонстрировать специфику России на фоне других европейских стран в вопросах взаимосвязи религии и рождаемости. В частности, один из методологических результатов будет связан с разработкой и тестированием шкалы "призвание-смирение" для женатых и разведенных индивидов. Результаты научного исследования на разных этапах реализации будут обсуждаться с российскими и зарубежными научными центрами в рамках конференций и семинаров. Это позволит включить российских молодых исследователей в международную сеть коммуникации по проблемам семьи и религии. Реализация исследовательского проекта позволит усилить образовательные программы в области религиоведения и социологии новыми научными знаниями о динамике семьи в России, США, странах Западной и Восточной Европы. Результаты исследования будут обладать практической ценностью и послужат источником аргументов в формировании субсидиарной социальной политики в области семьи и рождаемости, а также в обсуждении видов поддержки социально-ориентированных организаций и семейных инициатив. Исследование позволит предложить аргументы для обсуждения горизонтальных форм (образовательных программ, коллективных просемейных проектов) социальной поддержки семьи в сотрудничестве с традиционными конфессиями. Разработанная в данном исследовании концептуальная модель семьи может стать основанием для разработки программ практической помощи семьям, находящимся в неблагоприятных условиях, что особенно важно в контексте сложной демографической ситуации в России. По итогам проекта планируется подготовить серию научных статей, профессиональных обзоров, а также подготовить коллективную монографию. Результаты будут представлены на международных и российских конференциях. Также будут подготовлены публикации в деловой и общественно-публицистической прессе. Планируется создание инфографики и размещение ее на сайте проекта на русском и английском языках.


 

ОТЧЁТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ


Аннотация результатов, полученных в 2018 году
Во время первого года реализации проекта «Парадокс связи религии и семьи в современной России» исследовательская команда занималась обоснованием гипотезы о социальной генеративности, позволяющей объяснить специфику связи между признаками религиозности и признаками семьи в контексте российского общества пережившего форсированную секуляризацию. Первой особенностью современного общественного контекста является значительный разрыв между долей верующих, идентифицирующих себя с определенной конфессией (православием, от 60 до 80%) и долей приходских практикующих верующих (от 3 до 7%), наблюдаемый в последние 25 лет. Второй особенностью общественного контекста оказывается значительный разрыв между выражаемой высокой ценностью семьи и детей (от 70 до 90%) и одновременно низкой продолжительностью брака, высоким уровнем разводов, низкой рождаемостью. Такие парадоксальные разрывы, исторически не характерные для стран Западной Европы, США, ряда Восточно-Европейских стран одновременно указывают на отсутствие для целого ряда постсоветских стран (Россия, Белоруссия, Украина, Болгария) значимой связи между конфессиональной принадлежностью и признаками устойчивости браков, количестве детей в семье. Фактически линейная связь между религией и семьей, то есть ситуация, когда высокая продолжительность одного брака будет связана с большим количеством детей в семье будет наблюдаться для очень небольшой группы приходских практикующих верующих (до 5-7%). О значениях и эффектах фактора религии в практиках современной семьи для остальной части российского общества в целом известно мало, что позволяет многим исследователям исходить из его незначимости на фоне других факторов (дохода, образования и т.п.) и не включать в модели. Опираясь на ряд теоретических концепций (реляционная социология семьи, гипотеза о «силе слабых связей», сетевых механизмах и «структурных дырах») а также на опыт эмпирических этнографических исследований мы сформулировали предположение о том, что в ситуации наблюдаемых структурных разрывов между признаками религиозности и признаками семьи эффектная связь может обнаружена там, где: а) существуют «значимые другие», являющиеся носителями культуры семейной жизни, особенным образом рефлексирующие свой опыт семейной жизни и не замыкающиеся внутри своего сообщества; б) существуют «мосты», связывающие небольшую группу «значимых других», как правило приходских верующих (с признаками устойчивости браков и рождений), и группу “аффилированных верующих” (с выражаемой ценностью семьи, но не реализующими ее на практике); в) существует возможности для общего дела между этими группами, которое так или иначе будет связано с детьми и семьей. Обоснования данного предположения в рамках философии и теологии раскрыто в статьях Е. Костровой (2018) «The Dyad and the Third Party: The Traces of Simmel’s Distinction in Phenomenology and Family Studies» (https://www.ceeol.com/search/article-detail?id=707488) и Kostrova E. (2019) «La famiglia come triade: Jean-Luc Marion e gli studi sulla famiglia» (http://socrel.pstgu.ru/RU/reports_2019_04_08), а также статьях Н. Емельянова (2019) «Значение семьи православного священника в пастырском служении: богословский подход» (http://periodical.pstgu.ru/ru/series/index/1) и Emelyanov N. (2019) La famiglia del sacerdote come uno degli strumenti del servizio pastorale (http://socrel.pstgu.ru/RU/reports_2019_04_08). Итак, соприсутствие данных факторов («значимые другие», «мосты», «общее дело») создает эффект социальной генеративности или сетевой эффект, когда происходит социальное заражение образом семьи, социальное обучение навыкам семейной жизни с детьми и социальная помощь (обмена дарами) внутри группы вовлеченных семей. Тестирование данной гипотезы происходило на базе данных интервью и количественных данных опроса родителей в многодетных семьях. На уровне обзора, отдельных кейсов и анализа качественных данных это удалось продемонстрировать в статье Goleva M. (2019) Tipologia dei percorsi che portano alla famiglia numerosa: il caso delle grandi famiglie nella Russia contemporanea (http://socrel.pstgu.ru/RU/reports_2019_04_08), а также в текстах Крихтовой Т.М. (2019) Социология семьи и детства в работах Джеймса Боссарда», М. Голевой (2019) «Сетевые эффекты рождаемости: случай многодетных семей в России», М. Голевой (2019) «Социальное значение времени в семье с детьми (на примере многодетных семей)», которые готовятся к публикации на втором году реализации проекта. На уровне количественных данных значение сетевого эффекта религии это удалось продемонстрировать в статьях Борисовой О.Н и Павлюткина И.В. (2019) «Вариативность моделей современной городской многодетности: возрождение традиции, новые браки или сетевые эффекты?». Если резюмировать, то данное нами структурное объяснение отсутствия линейной связи между признаками религиозности и признаками семьи в России заключается в том, что в обществе существуют «структурные дыры», снижающие вероятность встречи и общения приходских семей (имеющих опыт продолжительных браков и рождения нескольких детей) и «аффилированных семей». Повышают вероятность такого общения практики вовлечения семей в коллективные проекты воспитания и развития детей, семейные лагеря и детские сады, реализуемые на уровне приходов или в партнерстве между приходами и профессиональными организациями. Нам удалось продемонстрировать такую связь на количественных данных Pavljutkin I. (2019) Famiglia e comunità: in che modo la religione contribuisce alla crescita delle famiglie numerose in Russia? Часть представленных результатов со ссылкой на грант Российского научного фонда можно прочитать в нескольких медиа публикациях, в частности в интервью руководителя научного проекта порталу «Милосердие.ru» - «Многодетностью можно «заразиться»» (https://www.miloserdie.ru/article/mnogodetnostyu-mozhno-zarazitsya/) и «Детей заказывают отцы: почему демографическая политика зашла в тупик» (https://www.miloserdie.ru/article/ottsy-zakazyvayut-detej-pochemu-demograficheskaya-politika-zashla-v-tupik/). В рамках подготовки научных публикаций, участники исследовательской команды приняли участие в российско-итальянском симпозиуме по проблемам семьи (http://socrel.pstgu.ru/RU/research_2018_10_06) совместно с представителями центров исследований семьи г. Ливорно, Университета Святого Сердца в г. Милане, Грегорианского университета в г. Риме. Основные результаты исследования первого года реализации проекта были также представлены на международных конференциях (http://socrel.pstgu.ru/RU/grants/paradox). В рамках второго года реализации проекта планируется обсуждение и проверка следующего набора гипотез, касающегося этики и ценностей брака в связи с признаками религиозности.

 

Публикации

1. - Многодетностью можно «заразиться» "Милосердие.ru", 04.02.2019, Елена Симанкова "Многодетностью можно «заразиться»" (год публикации - ).

2. - Детей заказывают отцы: почему демографическая политика зашла в тупик "Милосердие.ru", 24.12.2018, Елена Симанкова "Детей заказывают отцы: почему демографическая политика зашла в тупик" (год публикации - ).

3. Борисова О.Н., Павлюткин И.В. Вариативность моделей современной городской многодетности: возрождение традиции, новые браки или сетевые эффекты? Мир России. Социология. Этнология, - (год публикации - 2019).

4. Емельянов Н.Н. Значение семьи православного священника в пастырском служении: богословский подход Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. Религиоведение., Вып. 82. С. 34-50. (год публикации - 2019).

5. Кострова Е.А. The Dyad and the Third Party: The Traces of Simmel’s Distinction in Phenomenology and Family Studies AVANT, Vol. 9, no2, pp. 187-202 (год публикации - 2018).

6. Кострова Е.А. Метод объективной герменевтики: проблемы и перспективы Социология: методология, методы, математическое моделирование (4М), № 46, C. 123-158. (год публикации - 2018).


Аннотация результатов, полученных в 2019 году
Первый год реализации проекта «Парадокс связи религии и семьи в современной России» был нацелен на обоснование и тестирование гипотезы о социальной генеративности, сетевых эффектах религиозности, которые позволяют увидеть вклад религии в расширение численности многодетных семей в России в последнее десятилетие. По результатам первого этапа реализации уже опубликованы и продолжают выходить публикации в ведущих российских журналах по социальным наукам. Результаты исследования также заинтересовали несколько федеральных научно-образовательных порталов (indicator.ru, iq.hse.ru) и изданий (газета.ру, милосердие.ру). Кроме того, обзоры наших статей, подготовленные Научно-образовательным порталом "iq.hse.ru" имеют также английскую версию: • Sobolevskaya Olga. 2019. "Three to Ten Why families choose to have more children, more often (review of an article written by Olga Borisova and Ivan Pavlyutkin)." IQ.hse.ru: Research and Education Website, 22.01.2019. • IQ.hse.ru: Research and Education Website. 2019. "Beyond Normal: How Society Judges Large Families (review of Mariia Goleva's article)." iq.hse.ru/en, 24.09.2019. Подробная информация представлена на сайте проекта: http://socrel.pstgu.ru/RU/grants/paradox. В рамках второго этапа реализации проекта исследовательский фокус сместился на анализ факторов, определяющих дифференциацию паттернов отношений в браке. Методологически был сделан переход от анализа структурных признаков семей к переменным, выступающим в качестве аппроксимации этики брака. Для этого был проведен обзор исследований, нацеленных на формирование типологий семейных отношений и демонстрацию их вариативности. Был разработан специальный инструментарий, позволяющий оценивать важные качества брака и их реализованность, а также дифференцировать паттерны брака на базе эмпирических данных. Тестирование гипотез о факторах дифференциации типов брака происходит на базе двух онлайн-опросов, реализованных в апреле 2019 (2300 респ.) и апреле 2020 годов (2500 респ.) в партнерстве с исследовательской компанией «Tiburon Research», специализирующей на онлайн-опросах пользователей. Релиз данных с результатами первого опроса, представляющий распределения по ключевым переменным, можно посмотреть на сайте проекта: http://socrel.pstgu.ru/RU/data_release_2019_02_17. По итогам анализа данных первого массива (2019 г.), с применением факторного анализа удалось выделить четыре паттерна отношений в браке (справедливость, равенство, независимость, общность) и протестировать факторы, обуславливающие принадлежность к типам брака. Выделенные устойчивые паттерны демонстрировали разную значимость в связи с признаками рождаемости, размером семьи, социально-демографическими переменными. Например, признаки религиозности (3-4 переменных) продемонстрировали значимость только по отношению к двум паттернам брака (справедливость и общность). Первые результаты исследования уже были презентованы на международных конференциях; подготовлены тексты статей для публикации в ведущих журналах. При подготовке анкеты для сбора второго массива данных было расширено количество вопросов, позволяющих дифференцировать типы браков, для повышения устойчивости результатов анализа, а также добавлены переменные, позволяющие оценивать религиозность не как переменную идентификации или практик, а как переменную круга общения и социализации. На следующем шаге планируется сравнение результатов анализа данных для оценки устойчивости выделенных моделей. Дополнительно в рамках второго этапа сбора данных (апрель 2020 г.) был вставлен блок вопросов об оценке качества семейных отношений в период самоизоляции, который позволит включить эти переменные модель, а также подготовить отдельный материал. По итогам первого реализации проекта также было принято решение сместить фокус анализа взаимосвязи семьи и религии с линейных к опосредованным связям, для которых большое значение приобретает анализ факторов медиации и модерации. Для теоретической разработки исследования опосредованных связей был подготовлен обзор статей о влиянии религии на рождаемость, опубликованных в международных рецензируемых журналах в период с 1930-го по 2019 год. Внутри собранной базы отобраны для обзора публикации по странам с высоким уровнем цитируемости, опирающиеся на данные социологических опросов. Обзор станет частью статьи в один из академических журналов по демографии, а также частью эмпирической статьи, выполненной на сравнительных данных. Были опубликованы статьи по итогам подготовки обзоров и анализа данных подготовленных на первом этапе реализации проекта. Статья Т.М. Крихтовой (Крихтова Т.М. 2019. Социология семьи и детства в работах Джеймса Боссарда // Социологический журнал. №25 (3). С. 84-98. http://doi.org/10.19181/socjour.2019.25.3.6677) представляет собой обзор трудов американского социолога Джеймса Боссарда, специализировавшегося на изучении многодетных семей, а также занимавшегося исследованиями разных аспектов семейной жизни, например, семейных ритуалов, ролей детей в семье, различиями между большими и малыми семьями. Его исследования почти не известны российским социологам, несмотря на то, что монографии признаны классическими по социологии семьи. Тексты М.А. Голевой содержат результаты анализа глубинных интервью с многодетными родителями. В статье (Голева М.А. 2019. Сетевые эффекты рождаемости: случай многодетных семей в России // Экономическая социология. Т.20. №3. С. 136-163. doi: 10.17323/1726-3247-2019-3-136-163) рассматривается тезис о влиянии социальных связей на возникновение многодетных семей. В тексте (Голева М.А. 2019. Социальное значение времени в семье с детьми (на примере многодетных семей) // Мониторинг общественного мнения: Экономические и социальные перемены. № 3. С. 239-260) поднимается вопрос о способах дифференциации времени в семье с несколькими детьми; в том числе рассматриваются различия в темпоральной организации жизни религиозных и нерелигиозных многодетных семей. В печати находятся статьи И.В.Павлюткина и М.А. Голевой «Как создаются семьи с большим числом детей: типы жизненных переходов родителей», а также Т.М.Крихтовой «Религиозная составляющая внемедицинской инструментализации репродукции: Зачатьевский монастырь в нарративах пользовательниц родительского форума “Бейбиболг”». Результаты работы в рамках второго этапа реализации были представлены на 8 российских и международных конференциях (информация об участии в конференции размещена на странице проекта: http://socrel.pstgu.ru/RU/grants/paradox). В октябре 2019 года в ПСТГУ был проведён международный семинар, в ходе которого прошло обсуждение результатов анализа дифференциации паттернов брака (подробнее: http://socrel.pstgu.ru/RU/workshop_2019_10_03).

 

Публикации

1. - Городские многодетные семьи распределили по группам Информационно-сервисный портал «Indicator.Ru», Информационно-сервисный портал «Indicator.Ru». 2019. "Городские многодетные семьи распределили по группам." Indicator.Ru, 18.11.2019. (год публикации - ).

2. - Социологи классифицировали городские многодетные семьи Газета.ru., Газета.ru. 2019. "Социологи классифицировали городские многодетные семьи." Газета.ru, 18.11.2019. (год публикации - ).

3. - От трех до десяти: какие семьи решаются рожать больше и чаще Научно-образовательный портал IQ НИУ ВШЭ, Научно-образовательный портал IQ НИУ ВШЭ. 2019. "От трех до десяти: какие семьи решаются рожать больше и чаще." iq.hse.ru, 14.11.2019. (год публикации - ).

4. - Превышая норму. Как общество осуждает многодетные семьи Научно-образовательный портал IQ НИУ ВШЭ, Научно-образовательный портал IQ НИУ ВШЭ. 2019. "Превышая норму. Как общество осуждает многодетные семьи." iq.hse.ru, 24.09.2019. (год публикации - ).

5. - Социологи классифицировали городские многодетные семьи Газета.ru, Газета.ru. 2019. "Социологи классифицировали городские многодетные семьи." Газета.ru, 18.11.2019 (год публикации - ).

6. Голева М.А. Сетевые эффекты рождаемости: случай многодетных семей в России Экономическая социология, №3, Т.20, с.136-163 (год публикации - 2019).

7. Голева М.А. Социальное значение времени в семье с детьми (на примере многодетных семей) Мониторинг общественного мнения: Экономические и социальные перемены, №3, с. 239-260 (год публикации - 2019).

8. Крихтова Т. Социология семьи и детства в работах Джеймса Боссарда Социологический журнал, Том 25, № 3, с. 84–98 (год публикации - 2019).


Аннотация результатов, полученных в 2020 году
Третий год реализации проекта «Парадокс связи религии и семьи в современной России» был сфокусирован на исследовании категорий этики внутрисемейных отношений и получил развитие на нескольких уровнях анализа. На теоретическом уровне было проведено различение понятий «этоса» и «габитуса», которые, как правило, отождествляются в современных социологических исследованиях, хотя изначально направлены на разные исследовательские задачи (Забаев, Кострова 2021). Понятие «этоса», разрабатываемое М. Вебером в связке с ценностно-рациональным типом действия, оказывается полезным инструментом для социологического объяснения типов переходов к многодетности, которые не связаны напрямую с традицией и неосознанностью, хотя и связаны с религиозностью. На эмпирическом уровне в рамках реализованного исследования переходов к многодетности, на основании глубинных интервью с многодетными родителями нам удалось выделить и описать несколько типов переходов к рождаемости – планируемый, естественный и совместный, которые как раз релевантно обсуждать в ценностно-рациональных категориях. Выделенные нами типы переходов к многодетности в браке позволили выделить две логики аргументации, которые опираются на разные категории этики: первая – логика открытости рождению, вторая – логика ответственности перед рождениями (Павлюткин, Голева 2020). Еще одним эмпирическим кейсом проявления категорий этики стал анализ внемедицинской инструментализации репродукции. В среде женщин с репродуктивными проблемами, которые с точки зрения медицины становятся пассивными получателями процедур и при этом не находят понимания своей ситуации в церкви, формируется традиция инструментализации репродукции — процесса создания новых немедицинских практик, которые, по их мнению, могут поспособствовать зачатию, а также эмоциональной поддержке друг друга. Часто в инструментализации репродукции используются места, символы и ритуалы, связанные с церковью (Крихтова 2020). Категории этики семейных отношений также обсуждались в связи с объяснением так называемого «российского парадокса брачности». «Российский парадокс брачности» заключается в одновременно высоких уровнях брачности и разводимости, наблюдаемых последние полвека в России. Доминирующими сегодня аргументами для объяснения данной ситуации являются теория модернизации ценностей и теория деинституционализации брака. Первая исходит из расширения набора жизненных сценариев, которые могут не предполагать единственного брака; вторая подчеркивает слабость нормативного порядка регулирования брака. Мы предложили третью модель объяснения, которая опирается на понимание брака как реальности отношений, являющихся следствием человеческой взаимности (reciprocity). Фактически фактором, объясняющим такой высокий уровень разводимости, становится «отношенческая бедность», которая на уровне измерения проявляется в низком значении самопожертвования, отказа от своих желаний ради общего блага в семье. Для подтверждения этой гипотезы были привлечены данные общероссийского онлайн-опроса, реализованного в рамках гранта в 2019 году. Данные были собраны компанией «Tiburon Research» по анкете, разработанной участниками проекта. В анкету была включена авторская методика исследования представлений о браке, позволяющих идентифицировать проявления «отношенческой рефлексивности» в семейной жизни (Pavlyutkin, Goleva 2021). При реализации проекта велось рассмотрение тезиса о социальной составляющей религиозности, которая в большей части исследований анализируется как индивидуальная переменная. Модификация Шкалы центральности религиозности (CRS) (CRS-SOC) была разработана для включения социального компонента религиозности с двумя аспектами: социальные связи (1) с мирянами религиозных общин и (2) с духовенством. Шкала была протестирована на двух базах данных, одной из которых был онлайн-опрос 2019 года, проведённый в рамках данного проекта (Prutskova 2021). В период пандемии и самоизоляции дополнительной задачей стало проведение анализа связи внутрисемейной динамики и религиозности на основании данных онлайн-опроса, проведённого во время самоизоляции весной 2020 года. На основании общероссийского опроса была описана жизнь семей во время пандемии, а также проведена оценка изменений религиозных практик респондентов. Результаты анализа были представлены на XXII Апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества и на международном онлайн-семинаре «International Workshop on the social isolation of families during Covid-19», ставшем площадкой для обсуждения методологии исследований жизни семьи в период самоизоляции. Кроме того, был подготовлен релиз данных «Семья, работа и религия в период самоизоляции». Основные результаты периода были представлены в 5 статьях (4 опубликованы, 1 текст принят к публикации) и на 5 научных мероприятиях, перечисленных на странице исследовательского проекта [http://socrel.pstgu.ru/RU/grants/paradox]. Подготовлена монография: Павлюткин И.В., Голева М.А., Борисова О.Н. Море жизни: Как рождаются многодетные семьи в современной России. М.: Изд-во ПСТГУ. 2021.

 

Публикации

1. Забаев И.В., Кострова Е.А. Этос vs габитус: этический компонент в «Протестантской этике» М. Вебера Социология власти, 32 (4): 45-67 (год публикации - 2020).

2. Крихтова Т.М. Религиозная составляющая внемедицинской инструментализации репродукции: Зачатьевский монастырь в нарративах пользовательниц родительского форума «Бебиблог» Журнал социологии и социальной антропологии, № 1, Т. 23 , с.198-222 (год публикации - 2020).

3. Павлюткин И.В., Голева М.А. Как создаются семьи с большим числом детей: типы жизненных переходов родителей Социологические исследования, № 7. С. 106-117 (год публикации - 2020).

4. Павлюткин И.В., Голева М.А. Il paradosso russo del matrimonio. Quale nesso con la povertà relazionale? D. Bramanti, E. Carrà (a cura di), Famiglia e povertà relazionale, Studi interdisciplinari sulla famiglia, Vita&Pensiero, Milano., - (год публикации - 2021).

5. Павлюткин И.В., Голева М.А., Борисова О.Н. Море жизни: Как рождаются многодетные семьи в современной России Издательство Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, Москва, - (год публикации - 2021).

6. Пруцкова Е.В. Social vs. Individual Centrality of Religiosity: Research in Religious and Non-Religious Settings in Russia. Religions, 12 (15): 1-18 (год публикации - 2021).