Новости

12 июля, 2017 13:05

Завтрак на льдине и полярный день. Жизнь и работа в экстремальных условиях

Опытные полярники, участники международных экспедиций — Владимир пауль, Игорь Смилевец и Иван Кужеливский — стали гостями проходившей в ТПУ X Всероссийской научной молодежной конференции с элементами научной школы имени профессора М.К. Коровина «Творчество юных — шаг в успешное будущее». В этом году темой мероприятия, организованного Институтом природных ресурсов ТПУ, была Арктика и ее освоение.
На встрече с полярниками. Источник: пресс-служба ТПУ

Про томичей в Арктике

— Все товарищи, которые участвуют в экспедициях, и проходят даже 100–200 километров по льду, совершают трудную работу. Однако мы, люди, которые каждый день работали в Арктике, к приезжим относились скептически. Но вот к томичам, особенно к группе «Арктика», у диксончан, северных народов было особое отношение. Глубочайшее уважение было к ним, так как эти люди шли автономно — выходили из одной точки с санями с грузом до 180 килограммов, плюс рюкзак килограммов на 30, и шли. И только радистам информацию посылали. И проходили, — говорит инженер-синоптик аэропорта острова Диксон, 15 лет проработавший в Арктике, участник ряда экспедиций Владимир Пауль.

— В 1992 году действовал экспедиционный центр «Арктика», и из Томска в его работе участвовало очень много людей. В экспедициях иногда было до 80 % томичей. За быстрое передвижение по Арктике их тогда прозвали «Томским экспрессом», — добавляет Игорь Смилевец, участник походов по Крайнему Северу, островам Северного Ледовитого океана в составе сборной России, экстремальных экспедиций на Северный и Южный полюса, в том числе парашютно-лыжной экспедиции на Северный полюс, лыжной автономной экспедиции на Северный полюс, ходовых испытаний вездеходов в Карском море.

Про арктические суеверия

— Самое главное — никогда нельзя говорить «последний», только «крайний». Когда экипаж садится в автобус, у каждого есть свое место, никогда нельзя занимать место командира. На вылет нельзя идти в новых рубашке и ботинках. Нельзя прикуривать третью сигарету. Все эти правила, конечно, есть, но кроме «последний — крайний» они соблюдаются так, как карта ляжет. Еще нельзя никогда вслух о чем-то загадывать, — делится Владимир Пауль.

— Когда мы шли на лыжах, были такие случаи, что кто-то говорил: «Давайте сегодня поднажмем и пройдем "градус"». И ничего не получалось — упирались в открытую воду, идти было некуда. Видимо, есть там что-то такое, что сверху решает. И мы, хотя в обычной жизни несуеверные, там, на краю земли, стараемся почтительно относиться ко всем правилам, — поясняет Иван Кужеливский, участник шести арктических и антарктических экспедиций, организованных экспедиционным центром «Арктика», в том числе первого в истории Арктики автономного достижения Северного полюса на лыжах, первого автономного пересечения Северного Ледовитого океана на лыжах от берегов России до Канады через точку Северного полюса и других.

Про полярную ночь

— Полярная ночь — это ерунда по сравнению с полярным днем. Потому что в полярную ночь ты можешь спокойно встать утром, можешь спать целый день, а полярный день намного тяжелее чувствуется — сна вообще нет. Окна комнаты, где спишь, драпируешь толстыми темными шторами, не дай Бог, чтобы в них была хотя бы маленькая дырка! И потом, когда в конце августа вдруг начинается ночь и длится час-два, ты за это время наконец-то высыпаешься так, как до этого за 12 часов не высыпался! А с другой стороны, в молодости быстро адаптируешься. Летом много занятий — охота, рыбалка. Поэтому полярный день — очень хорошее подспорье — пришел с работы и побежал рыбачить. Полярная ночь — более спокойное время, так как нечем заняться, — рассказывает Владимир Пауль.

Про ориентирование по «иголочкам»

— Когда мы шли на лыжах, даже если были плохая видимость, пурга, то все равно на снегу были особые мелкие приметы для ориентирования. Если солнце есть, мы ориентировались по гряде торосов, компасу. А когда видимость плохая — по «иголочкам». Ветер оставляет на снегу различные заструги, которые бывают большие, длинные, а бывают мелкие, как иголочки. И вот когда человек идет целый день, он уже «читает» их. Не надо на компас смотреть, надо лыжу ставить к ним под определенным углом, — делится опытом Иван Кужеливский.

 

 

Фото из экспедиции SWERUS-C3, участники которой — ученые из разных стран, в том числе научная группа ТПУ. Источник: пресс-служба ТПУ

Про медведей и поэтов

— Белый медведь на льдине — это всегда ЧП по одной простой причине: старый медведь никогда близко к людям не подойдет, а рядом будет держаться «молодежь», которую мать прогнала, и им надо учиться добывать пищу. Вот у нас было такое, что рядом с неделю ходили медведи. Каждый раз их приходилось прогонять с вертолета, самолета. В Арктике стараются не встречаться с белым медведем. Когда он близко, объявляется тревога, принимаются максимальные меры для того, чтобы его отогнать. Были смешные истории, я не был их участником, но рассказывали, что на мысе Желания, когда еще работала полярная станция, был механик-поэт. Он всегда ходил с папкой, полной различных листков со стихами. Он как-то шел вдоль дизельной электростанции на обед, а с другой стороны ДЭС навстречу шел белый медведь. Когда они совершенно неожиданно друг друга увидели, механик взял папку со стихами и ударил зверя по носу. Медведь убежал, — смеется Владимир Пауль.

Про арктический досуг

— Обязательно занимались спортом, бегали, играли в футбол. Вот как играют: по краям поля стоят два человека с карабинами и наблюдают, чтобы медведи не подошли, потому что был случай: белый медведь подошел к полю «поболеть» за команды. Кроме того, в свободное время тягали «железо», подтягивались, устраивали соревнования по теннису, бильярду, домино. Надо отметить, полярники читают все, что удается достать. Я, например, очень люблю Достоевского, но, честно скажу, он в Арктике не пошел. Зато, к примеру, великолепно шли книги Юлиана Семенова. А роман М. Булгакова «Мастер и Маргарита» в 1986 году за зимовку раза четыре прочитал. Каждый день фильмы смотрели на проекторе. Причем выбрать их было сложно, так как у всех был свой рейтинг — самыми лучшими считались рижские фильмы. Смотрели и китайские боевики, — говорит Владимир Пауль.

Про самодельное снаряжение и «зефирное» сало

— В 1994–1998 годах, когда я участвовал в лыжных экспедициях, не было такого разнообразия продуктов и материалов. Мы покупали технический капрон, лавсан, сами шили и обмундирование, и спальники. Пуховые не подходили, поэтому использовали синтетические наполнители. Например, тогда только появился новый материал — тинсулейт. Мы его фактически испытывали на себе. Я тогда очень много ходил по всяким ателье в Москве, и у нас в Северске был юношеский клуб, молодежь помогала, по ночам шили куртки и брюки. Все должно было быть легким и функциональным. Это было важное условие. Например, в 1994 году наш поход длился 64 дня, в день мы проходили от 2 до 35 километров. Стартовали с мыса Арктического, дошли до точки полюса, обратно авиация снимала. А в 1998 году поход занял уже 118 дней, на старте груза было на 180 килограммов.

Многие продукты, которые брали в экспедиции, тоже подготавливали самостоятельно. Например, сало — очень калорийный продукт, который всегда используется. В нем много воды, поэтому его очень сложно резать на морозе. А у нас было сало, как зефир — выпаренное в воде на медленном огне. Жидкость из него уходила, сало становилось значительно легче. Также брали колбасу твердокопченую, мясо сушеное сами делали, сушили сухари. Брали, конечно, курагу, изюм, орехи — «карманное питание». А вот супы в пакетах… Лично я после месяца такого питания просто смотреть на них не мог, — поделился опытом Иван Кужеливский.

Про завтрак на льдине

— В 1986–1988 годах мы работали возле мыса Барроу, острова Большевик, в море Лаптевых. Так я вам скажу, такое питание, как в Арктике на льдине, не во всех ресторанах Томска можно найти! У нас был просто шикарный повар! На завтрак у нас были ветчина, колбасы двух видов, три разновидности сыра, масло я выбирал бельгийское или датское. Обязательно кофе, чай, каша. На обед — два первых блюда, два вторых. В основном все из консервантов, но все было. Плюс я на окнах выращивал огурцы и помидоры. Росло все замечательно, где-то в ноябре, в декабре месяце у нас были свои овощи. В арктическую весну мы ели холодные супы, свекольники с этими овощами, — говорит Владимир Пауль.

Справка

«Арктическая» история ТПУ Ведущие мировые исследователи Арктики осенью прошлого года, в рамках проходившего в ТПУ Международного арктического форума, поставили свои подписи под резолюцией о создании в Томском политехе Международного арктического сибирского научного центра (МАСНЦ). Как отметили в резюмирующем документе исследователи, Томский политех они считают идеальной базой для предлагаемого центра по ряду причин.

«Томский политехнический университет накопил многолетнюю и богатую историю в сфере науки и техники, особенно силен исследованиями в области природных ресурсов, естественно-научными разработками. В настоящее время ТПУ получает широкое признание своей ясной и определенной концепции и цели по продвижению в рейтингах ведущих мировых университетов. Стратегические инвестиции в МАСНЦ ТПУ обладают высоким потенциалом для вовлечения ученых ТПУ в одну из новых и актуальных международных областей научных исследований и создания прорывной "передовой" науки под флагом ТПУ в течение предстоящего десятилетия», — отмечается в резолюции. «Арктическая» история началась в Томском политехе с того, что в 2014 году научная группа во главе с известным исследователем, членом-корреспондентом РАН Игорем Семилетовым получила мегагрант Правительства РФ на проведение научных исследований на тему «Сибирский арктический шельф как источник парниковых газов планетарной значимости».За три года на платформе ТПУ, совместно с партнерами из Стокгольмского университета, научному коллективу под руководством Игоря Семилетова удалось организовать пять полномасштабных летних и зимних комплексных экспедиций в моря Восточной Арктики. Совет по грантам Правительства РФ принял решение продлить мегагрант на исследование Сибирского арктического шельфа еще на два года — 2017-й и 2018-й. В течение этого периода научный коллектив продолжит исследования. Ученые постараются понять, как выбросы парниковых газов в результате деградации подводной мерзлоты влияют на изменения климата Земли. Также ученые намерены научиться прогнозировать эти изменения. В 2015 году грант Российского научного фонда на изучение Арктики получила научная группа под руководством профессора ТПУ Натальи Шаховой, которая является первым автором ряда статей, опубликованных в журналах «Доклады Академии наук», «Вестник Российской Академии наук», Geophysical Research Letters, Journal Marine Sciences, Journal Geophysical Research, Science, в которых впервые было показано, что аномалии в содержании метана в водной толще и приводном слое атмосферы свидетельствуют о значительной степени деградации подводной мерзлоты, которая ранее считалась сплошной.

Работа ученых ТПУ вливается в стратегические планы России на многоцелевое развитие Арктической зоны — проекта, который по своей значимости сравниваютс легендарными атомным и космическим проектами. Как отметил в своем выступлении на Международном форуме «Арктика — территория диалога» президент РФ Владимир Путин: «Сейчас, в наши дни значение Арктики многократно возрастает. Она становится местом самого пристального внимания стран и народов и как регион, от самочувствия которого во многом зависит климат планеты, и как сокровищница уникальной природы, и, конечно, как территория с колоссальными экономическими возможностями, с огромным экономическим потенциалом».

 

4 октября, 2022
В России определили, что снижает точность рамановской спектроскопии
О проведении первого в мире всестороннего исследования помех при рамановской спектроскопии заявили у...
3 октября, 2022
Ученым удалось создать «зеленый» метод производства перовскитов для 3D-печати
Перовскит — минерал титанат кальция, перспективный для создания новых материалов. Назван в честь мин...