Новости

9 февраля, 2024 10:26

В День российской науки состоялось заседание Совета при Президенте по науке и образованию о результатах деятельности и стратегии развития РНФ (видео)

В День российской науки Владимир Путин в режиме видеоконференции провел заседание Совета при Президенте по науке и образованию. Обсуждалась обновленная редакция Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации, вопросы финансовой поддержки отечественной науки, развития деятельности Российского научного фонда.
Источник: пресс-служба Президента России
В.Путин: Уважаемые друзья, добрый день!

Мы по традиции проводим заседание нашего совета в День российской науки. Он установлен в честь основания нашей Академии наук, и сегодня ей исполняется 300 лет.

Прежде чем начать работу, хотел бы поздравить и с профессиональным праздником, и с юбилеем Академии членов совета, а также ваших коллег, соратников, по сути, всех российских учёных. И конечно, всех наших граждан, интересам которых призвана служить наука. Хочу поздравить с этим событием. 300 лет! Это значимая, круглая дата. Наука в прямом смысле слова основа развития и прогресса. Вся научно-технологическая сфера имеет ключевое значение для достижения наших национальных целей, для повышения качества жизни людей, для безопасности страны, её суверенитета и самодостаточности.

Сегодня, с учётом новых вызовов и задач, нам предстоит определить актуальные подходы, принципы, направления работы в сфере фундаментальных исследований, прикладных разработок на перспективу, на годы вперёд.

Напомню, что на прошлом заседании совета мы договорились внести изменения в Стратегию научно-технологического развития. Сегодня предлагаю обсудить её обновлённую редакцию.

С учётом нашей дискуссии прошу внести необходимые уточнения и дополнения и в недельный срок представить на подпись проект указа об утверждении этого ключевого документа, который, подчеркну и напомню, мы так и договаривались, по своей значимости приравнен к Стратегии национальной безопасности.

Что принципиально важно: решение о корректировке Стратегии было принято с учётом тех глубоких политических, технологических трансформаций, которые происходят в мире, а также беспрецедентного санкционного давления на нашу страну.

Очевидно также, что приоритеты научно-технологического развития должны быть самым тесным образом связаны с ключевыми вызовами и задачами в экономике, в социальной сфере, в области безопасности, направлены на достижение нашего суверенитета в самом широком смысле слова: государственного, ценностного, индустриального и, безусловно, технологического.

Ещё раз подчеркну: по ключевым направлениям – важнейшим для развития страны, для повышения качества жизни граждан – нам необходимо обеспечить себя собственными технологиями, ключевыми компонентами, материалами и средствами производства, наладить выпуск всей линейки необходимой продукции, а там, где у нас есть или могут возникнуть, появиться уникальные компетенции, нужно ставить задачу занять ведущие позиции на глобальных рынках.

Такие подходы чётко зафиксированы в обновлённом проекте Стратегии. Именно ими, этими принципами, мы должны руководствоваться при реализации всей нашей научно-технологической повестки.

В этой связи считаю необходимым сформировать обновлённый перечень наиболее важных и необходимых для страны наукоёмких технологий и в целом актуализировать приоритетные направления развития отечественной науки.

Прошу Правительство совместно с президиумом Совета по науке и образованию подготовить соответствующие предложения, сделать это с учётом долгосрочного прогноза научно-технологического развития. Результаты проделанной работы обсудим уже на следующем заседании совета летом текущего года.

Уважаемые коллеги!

Очевидно, что приоритеты, обозначенные в проекте Стратегии, требуют принципиально новых подходов к финансированию науки.

И здесь выделю ключевую и очевидную вещь: показателем эффективности реализации любой научной программы должны быть именно продукты, технологии, качественные изменения в экономике, в жизни людей.

Могу сказать, что у нас уже есть позитивный опыт, когда общими усилиями государства, науки, бизнеса удалось добиться именно таких, значимых, востребованных, результатов.

Можно привести много примеров, но, что касается такой сферы, как продовольственная безопасность, после фактического провала, утраты отрасли отечественной селекции в 90-х годах прошлого века сейчас у нас растёт число отечественных птицефабрик, которые разводят нашу собственную мясную породу кур, специалисты знают об этом, «Смена-9». Её выведение – грандиозный успех российских учёных и селекционеров.

Другое значимое, совсем из другой области, достижение – в области ядерной энергетики. «Росатом» уже начал монтаж первого в мире энергокомплекса с замкнутым топливным циклом, без ядерных отходов. В его основе – абсолютно новые принципы и новейшие экологичные технологии как традиционной атомной, так и термоядерной энергетики.

По другим направлениям нашего развития мы также обязаны выходить на весомые, убедительные результаты, а контроль за их достижением, соблюдением установленных сроков должен быть максимально жёстким. В том числе нужно использовать эффективные механизмы при распределении средств, выделяемых на науку.

И в этой связи скажу о Российском научном фонде. Его стратегию развития мы также сегодня обсудим. Отмечу, что РНФ традиционно предъявляет строгие требования к отбору проектов и к самим результатам исследований, демонстрирует лучшие практики научной экспертизы, и потому принципиально важно, чтобы фонд и дальше работал как действенный инструмент поддержки учёных, в том числе молодых – тех, кто только начинает свой путь в науке.

Мы расширили мандат РНФ. Помимо поддержки фундаментальных исследований фонд с 2023 года финансирует ключевые прикладные проекты.

Здесь также есть существенные результаты. В прошлом году за счёт новых технических решений удалось значительно увеличить производство сверхвысокочастотной электроники, а совсем скоро планируется вывод на рынок первых изделий на основе отечественных фотонных интегральных микросхем, что позволит России наращивать свою самодостаточность в области электроники. Правительство сейчас много занимается этими вопросами.

Такие результаты получены в том числе благодаря плодотворному взаимодействию с крупнейшими компаниями, с Минпромторгом. В этой связи прошу и другие министерства, ведомства, госкорпорации так же активно сотрудничать, выстраивать долгосрочное партнёрство с Российским научным фондом.

В этой связи предлагаю осуществлять конкурсный отбор проектов в гражданской сфере преимущественно через Российский научный фонд. Это первое.

Второе. Считаю, что нужно увеличить финансирование прикладных проектов, которые поддерживает фонд. Причём сделать это не за счёт перераспределения ресурсов госпрограммы научно-технологического развития, а подумать над дополнительными источниками.

Понимаю, только вчера мы с Правительством говорили про бюджет, говорили о наших приоритетах. Это непростая задача. Но всё-таки об этом нужно думать и нужно двигаться в этом направлении. При этом необходимо сохранить объём поддержки фундаментальных программ фонда.

И в целом хотел бы сказать о финансировании отечественной науки. По объёму государственных расходов на науку наша страна занимает одно из ведущих мест в мире. Сейчас не буду говорить, где именно она находится, но в целом это справедливое замечание, на одном из ведущих мест в мире. Отмечу вместе с тем, что общий объём госрасходов на научные исследования и разработки гражданского назначения в ближайшие три года превысит полтора триллиона рублей.

В бюджете на текущий год мы, конечно, прибавили средства на развитие науки. Но те, кто занимается финансированием, да и наукой, понимают, что в реальном выражении расходы на науку всё-таки снижаются немножко, немножко снизились, имею в виду необходимую поправку на инфляцию, и в процентах от ВВП.

Поэтому прошу Правительство проработать вопрос о расширении финансовой поддержки российской науки. Это очень важный вопрос. Фундаментальные вещи, без решения которых нам невозможно будет двигаться ни по одному направлению. И достижение национальных целей развития, о которых мы всё время говорим, и правильно делаем, тоже без решения задач в сфере, которую мы рассматриваем сегодня, вряд ли удастся, вряд ли удастся добиться тех целей, которые мы перед собой ставим, той высокой планки, которую мы ставим перед собой.

Давайте перейдём к повестке дня. Слово – заместителю Председателя Правительства Российской Федерации Дмитрию Николаевичу Чернышенко. Пожалуйста, прошу Вас, Дмитрий Николаевич.

Д.Чернышенко: Спасибо большое.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Стратегия научно-технологического развития была утверждена Вами ещё в 2016 году и доказала свою эффективность, своевременно обозначив глобальные вызовы, которые стоят перед наукой. Это позволило правильно расставить научные приоритеты и сконцентрировать усилия на критически значимых направлениях.

Для ответа на вызовы, которые были обозначены в Стратегии, в соответствии с Вашим указом в 2018 году был сформирован национальный проект «Наука и университеты». Его инструменты обеспечили поддержку и кооперацию ведущих научных коллективов и внедрение разработанных ими решений в нашу экономику. Благодаря мероприятиям национального проекта также удалось существенно обновить приборную базу ведущих научных организаций до 50 процентов, а также, например, в 2023 году, впервые в истории нашей страны, переломить тенденцию сокращения численности исследований.

В 2022 году мы все столкнулись с беспрецедентным давлением на нашу научную сферу, и ключевая цель санкций была отрезать нашу страну от передовых технологий. Год назад на совете Вы поручили внести обновление Стратегии, и по Вашему поручению Минобрнауки совместно с Академией наук, Курчатовским институтом, профильными ведомствами подготовило новую редакцию Стратегии, которая уточняет её основные положения. Проект также был существенно доработан редакционной группой по поручению президиума Совета по науке и образованию.

Во-первых, в качестве ключевой задачи мы отразили, как Вы и сказали, обеспечение всех видов суверенитета. Это одна из шести задач, которую Вы дали Правительству в 2022 году, одна из них – технологический суверенитет, и мы понимаем под ним наличие в стране под нашим национальным контролем критических и сквозных технологий, собственных линий разработки, условий производства продукции на их основе, которые обеспечивают устойчивую возможность государства и общества достигать национальных целей и реализовывать наши национальные интересы. А для этого Правительством по Вашему поручению уже принят ряд мер, в соответствии с ними утверждена была, например, концепция технологического развития, и в соответствии с ней запущен ряд конкретных проектов.

По Вашему поручению реализуется десять проектов развития сквозных технологий, такие как новые материалы, нейротехнологии, искусственный интеллект и так далее на основе соглашения между Правительством и компаниями-лидерами.

Определены также 11 крупных, мы их называем «мегапроекты», проектов технологического суверенитета в таких критически значимых отраслях, как станкостроение, микроэлектроника, беспилотники, малотоннажная химия, двигателестроение и другие, причём в каждом таком проекте Правительством утверждена методология, – совместно с Денисом Валентиновичем и мною, – которая определяет потребности в кадрах и НИОКР для каждого проекта.

Принят также Федеральный закон о развитии малых технологических компаний. Есть реестр, где они все указаны, ведётся работа также по созданию технологических холдингов.

Во-вторых, мы предлагаем уточнить, как Вы поручили, большие вызовы и приоритеты научно-технологического развития. Новые вызовы связаны прежде всего, конечно, с трансформацией миропорядка, которая происходит.

Мы видим переход к многополярному миру, и для ответа на вновь возникшие угрозы и вызовы мы предлагаем расширить перечень приоритетов научно-технологического развития с учётом технологий, таких как природоподобные технологии, генетика, искусственный интеллект, большие данные, а также ответ на вечные гибридные угрозы безопасности.

Владимир Владимирович, предлагается также в Стратегии отразить механизм, который предусматривает формирование под каждый проект перечня необходимых для его достижения перспективных, в том числе и критических, технологий.

В-третьих, предлагается отразить в Стратегии систему управления, которая де-факто уже сформирована за последние три года в соответствии с Вашими отдельными поручениями, и отразить функции созданной Вашим указом Правительственной комиссии по научно-технологическому развитию.

Ещё с учётом возросшей роли Российской академии наук мы предлагаем создать при комиссии научно-технический совет под руководством Геннадия Яковлевича Красникова, который обеспечит экспертное и научное сопровождение. Кроме того, в Стратегии предлагается закрепить институт заместителей и руководителей ведомств, которые персонально ответственны за научно-технологическое развитие в своих сферах кураторства и деятельности. Он уже по Вашему как раз поручению тоже был сформирован. Теперь его необходимо нормативно закрепить, чтобы была унификация обязанностей таких заместителей и требований к ним.

Кроме того, в соответствии с Вашим поручением предусмотрено нормативное закрепление института головных научных организаций, что даст возможность формировать единые требования к таким организациям, определить порядок их назначения. Мы, конечно, будем ориентироваться в том числе на колоссальный опыт Курчатовского института, головной научной организации по многим ключевым программам, например, ФНТП в области генетики, сельского хозяйства, синхротронных исследований.

Реализация Стратегии будет осуществляться через исполнение государственной программы, программа № 47 – «Научно-технологическое развитие», в которой по Вашему поручению уже консолидированы средства на научные исследования и собраны все меры поддержки исследований и разработок.

Уважаемый Владимир Владимирович, прошу Вас поддержать в целом новую Стратегию, редакцию Стратегии в соответствии с тем, что Вы сказали, в течение недели, если сейчас прозвучат какие-то дополнения, оперативно доработаем и внесём Вам проект указа.

Спасибо, доклад окончен.

В.Путин: Спасибо. Пожалуйста, Министр науки и высшего образования Валерий Николаевич Фальков.

В.Фальков: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники заседания!

В продолжение вопроса о корректировке Стратегии научно-технологического развития я хочу доложить о развитии конкурсного финансирования исследований и разработок.

За 6 лет, с 2017-го по 2023 год, фактические расходы федерального бюджета на поддержку исследований и разработок выросли на 68 процентов – с 355 до 597 миллиардов рублей, а конкурсная поддержка – с 32 до 146 миллиардов рублей. Её доля в расходах на науку увеличилась с 9 до 24 процентов. Это свидетельствует о том, что наряду с государственным заданием и закупками грантовая поддержка является одним из основных востребованных способов финансирования науки. Палитра инструментов конкурсного финансирования также постоянно расширялась: с 6 инструментов в 2017 году до 29 инструментов в 2024 году. Общий объём финансирования в текущем году составит 166 миллиардов.

Подробнее остановлюсь на четырёх основных направлениях грантовой поддержки и предложениях по их совершенствованию.


Первое. Вы уже отметили, опыт развития грантовой поддержки Российского научного фонда. В 2019 году завершилось объединение государственных научных фондов и интеграция грантовой поддержки в систему РНФ. Объём имущественного взноса в РНФ увеличился с 22,9 миллиарда рублей в 2019 году до 31,6 миллиарда рублей на фундаментальные исследования в 2024 году.

Уважаемый Владимир Владимирович, по итогам прошлого заседания совета Вами дано поручение расширения возможности РНФ по финансированию не только фундаментальных и поисковых, но и опытно-конструкторских и технологических работ. В рамках апробации нового инструмента в 2023 году фонду было выделено 1,5 миллиарда рублей на прикладные исследования по микроэлектронике. Целевым заказчиком выступил Минпромторг России. Принципиальным условием выделения средств в рамках данного направления поддержки является наличие конкретного предприятия, которое может взять на себя обязательство по обеспечению выпуска наукоёмкой продукции, то есть гарантию использования полученных научных результатов.

Фонд обеспечил соответствующее правовое сопровождение, перенастроил систему экспертизы и запустил пилотные проекты с нашими ведущими технологическими компаниями. При этом общее время от момента принятия решений до запуска проектов по итогам конкурсных процедур составило менее трёх месяцев. В текущем году объём поддержки этих проектов составит 2,5 миллиарда рублей.

Важно отметить, что интерес, который в настоящее время проявляет бизнес, превосходит текущие финансовые возможности фонда, в связи с чем тиражирование полученного опыта в других отраслях, значимых для достижения технологического суверенитета, возможно при увеличении имущественного взноса в РНФ для поддержки перспективных прикладных научных исследований и разработок по всей линейке стратегических инициатив.

Второе – обновление приборной базы научных и образовательных организаций.

Уважаемый Владимир Владимирович, Вами в 2018 году была поставлена задача обновить к концу 2024 года не менее 50 процентов приборной базы ведущих научных и образовательных организаций. Эта задача была сформулирована в Указе № 204. Задача успешно выполняется в рамках национального проекта «Наука и университеты». Наконец, с 2023 года доля обновления уже превышает 50 процентов. К концу текущего, 2024 года составит около 60 процентов.

При этом начиная с 2021 года мы последовательно наращиваем требования к проценту закупаемого организациями отечественного оборудования. В текущем году – не менее 25 процентов. Качество результатов научной деятельности напрямую зависит от условий работы учёного, наличия современного оборудования. Предлагаем сохранить данную меру поддержки, при этом установить требования по закупаемым научным приборам российского производства на уровне не менее 50 процентов.

Важно также отметить, что выполнение этой задачи возможно благодаря реализации с 2023 года федерального проекта, отдельного нового федерального проекта по развитию отечественного приборостроения для научных исследований, разработанного по Вашему поручению. В настоящее время совместно с Российской академией наук прорабатываем подходы по реализации данного инструмента в следующем цикле.

Третье – реализация стратегических инициатив Президента в научно-технологической сфере.

Инструменты грантовой поддержки играют важную роль и в реализации президентских стратегических инициатив в научно-технологической сфере. Речь идёт о федеральных научно-технических программах и важнейших инновационных проектах. Так, в соответствии с Вашим указом с 2019 года реализуется ФНТП развития гентехнологий, в рамках которой за счёт грантовой поддержки созданы и функционируют три центра геномных исследований по четырём направлениям программы: «Биобезопасность и обеспечение технологической независимости», «Генетические технологии для развития сельского хозяйства», «Генетические технологии для медицины», «Генетические технологии для промышленной микробиологии».

В целях развития грантового финансирования в дополнение к созданным центрам мирового уровня с 2021 года осуществляется целевая грантовая поддержка 15 проектов по созданию и развитию всех типов биоресурсных коллекций – в них участвуют более 50 организаций, и 22 исследовательских программ – в них участвуют 90 научных и образовательных организаций. Одним из мероприятий исследовательских программ впервые на системной основе в нашей стране стало развитие научного волонтёрства. Это позволило вовлечь во все эти мероприятия свыше 32,5 тысячи волонтёров, вовлечь школьников и студентов в исследования, повысить их мотивацию, сделать профессиональный выбор в пользу генетики. Этот опыт был успешно масштабирован в рамках одной из инициатив в объявленном Вами Десятилетии науки и технологий.

Обсуждая вопросы развития конкурсных инструментов поддержки, важно на будущее предусмотреть применение единых подходов к отбору и реализации проектов. Это предоставит возможность гибкого управления ресурсами, то есть предлагается формирование единой субсидии на научные исследования и разработки на реализацию всех стратегических инициатив Президента Российской Федерации в научно-технологической сфере.

И наконец, четвёртое. Создание лабораторий под руководством молодых перспективных исследователей, отбор которых осуществляется на конкурсной основе. Данный инструмент зарекомендовал себя как один из наиболее эффективных механизмов привлечения и закрепления молодёжи в науке.

В рамках национального проекта «Наука и университеты» создано 940 таких лабораторий, и хотел бы отметить, что в текущем году 30 таких лабораторий начнут функционировать в научных и образовательных организациях в воссоединённых субъектах Российской Федерации. При отборе учитывается не только научная значимость проекта, но и запрос реального сектора экономики, а также привлекается отраслевое академическое экспертное сообщество. Отмечу, что данный инструмент востребован у молодых исследователей. В среднем конкурс составляет около пяти заявок на одну лабораторию, а по отдельным направлениям доходит до девяти-десяти. Многие лаборатории отобраны три-четыре года назад и, проводя анализ их деятельности, мы видим, что они, с одной стороны, дают возможность закрепиться в науке начинающим исследователям, но, что самое важное, через эти лаборатории мы получаем востребованный отраслями результат.

Подводя итоги, необходимо отметить, что за последние годы механизмы грантовой поддержки обеспечили широкий арсенал инструментов и возможность концентрации исследований на заданных стратегических приоритетах. Поэтому полагаю необходимым рассмотреть возможность сохранения мер поддержки научных исследований за пределами 2024 года, в том числе в составе стратегических инициатив Президента в научно-технологической сфере в новых редакциях тех или иных инструментов. И, учитывая полученные результаты, рассмотреть вопрос повышения уровня финансового обеспечения указанных мер.

В завершение, уважаемый Владимир Владимирович, хотелось бы отметить, что в рамках обновления Стратегии научно-технологического развития усиливается роль субъектов Российской Федерации в научно-технологической повестке. Начиная с 2021 года, который был объявлен Годом науки и технологии, мы фиксируем устойчивый интерес руководителей регионов к научно-технологической сфере.

Во исполнение Вашего поручения по итогам совместного заседания Госсовета и Совета по науке и образованию, который состоялся в феврале 2020 года, ежегодно, начиная с 2022 года, Комиссией по научно-технологическому развитию формируется национальный рейтинг научно-технологического развития субъектов и проводится анализ региональных программ, связанных с поддержкой науки, выявлением и тиражированием лучших практик и оценкой усилий регионов по научно-технологическому развитию.

Значимая роль в программах отводится инструментам конкурсной поддержки. Здесь хорошим примером служат региональные фонды поддержки научной и научно-технической деятельности, созданные, например, в Санкт-Петербурге, Московской и Тульской областях, Республике Татарстан и других регионах.

Именно развитие инструментов грантового финансирования с учётом научно-производственной специфики региона будет способствовать усилению роли субъектов в достижении технологического суверенитета России.

Доклад окончен. Благодарю за внимание.

В.Путин: Спасибо большое.

Пожалуйста, Геннадий Яковлевич Красников, Академия наук.

Г.Красников: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Совета по науке и образованию!

Я также хотел бы остановиться на развитии конкурсного финансирования исследований и разработок в соответствии со Стратегией научно-технологического развития – проект, который сегодня докладывал Дмитрий Николаевич.

Сегодня почти половина всех бюджетных средств (47 процентов), которые выделяются на исследования и разработки, идут на выполнение госзаданий.

В связи с этим мы совершенствуем механизм формирования госзадания. При формировании тематик исследований мы к существующим критериям (публикационная активность) добавили новый критерий – востребованность научных результатов, который отвечает сегодняшним реалиям. Это также согласуется с обсуждаемым проектом Стратегии научно-технологического развития, в формировании которого Академия наук принимает самое активное участие и где уже прописано понятие «квалифицированный заказчик».

Также мы меняем подход к постановке тематик научных работ. Раньше институты сами выбирали себе тематики из предлагаемых Академией приоритетов. Однако наш анализ показал, что в таком случае только треть из всего списка приоритетов оказывается оплачена. Текущая ситуация требует от нас более глубокого планирования научных исследований, поэтому там, где на одну тематику подаётся сразу же несколько заявок от института (иногда это до 60 и более), мы будем проводить рейтингование, отбирать самые лучшие работы. А институтам, чьи работы оказались ниже по рейтингу, мы будем рекомендовать другие темы, рекомендованные тематическими отделениями Академии наук в соответствии с их научными компетенциями. Таким образом, мы будем охватывать все направления исследований и более эффективно использовать бюджетные ресурсы.

Отдельно хотел несколько слов сказать о научно-методическом руководстве института. Эта тема для нас сейчас центральная. Мы считаем, что все институты, которые находятся под нашим научно-методическим руководством, должны следовать единым правилам и чётко соблюдать рекомендации Академии наук вне зависимости от их ведомственной принадлежности. Это касается в том числе выбора тематик научных исследований, совершенствования приборной и аналитической базы, а также рекомендаций Академии наук по кадровым вопросам.

Несколько слов ещё об одном важном направлении конкурсного финансирования, это шестая подпрограмма, – по финансированию фундаментальных и поисковых исследований в интересах обороны страны и безопасности государства. Она стартовала в октябре прошлого года. В этом большая заслуга вице-премьеров Чернышенко Дмитрия Николаевича и Мантурова Дениса Валентиновича.

При её подготовке мы уже выбрали правильный подход. У нас с самого начала был определён квалифицированный заказчик по каждой работе, учтены соответствующие создающиеся технологические цепочки. В рамках этой подпрограммы по приоритетам научных исследований на конкурсной основе отбирают у нас экспертные группы научно-координационного совета. В них кроме членов Академии входят представители силовых структур: Минобороны, ФСБ и других, генеральные конструкторы и руководители приоритетных технологических направлений.

Ещё одна очень важная программа – это финансирование крупных научных проектов, объём финансирования которых составляет 100 миллионов рублей в год. Учитывая предыдущий положительный опыт, мы вместе с Минобрнауки запустили новый конкурс с финансированием более 4 миллиардов в год с этого года.

На научных советах при президиуме РАН мы определили критерии отбора и детализировали направления научных исследований с учётом востребованности результатов работы и новых возможностей кооперации научных организаций. Сейчас рассматриваем поступившие по конкурсу темы. Могу сказать, что подано более 300 заявок и охватывает более 1000 организаций. Есть ещё несколько других направлений финансирования. Это Российский научный фонд, научные центры мирового уровня, Фонд перспективных исследований.

Учитывая, что о Российском научном фонде Валерий Николаевич уже рассказал, добавлю, что Академия наук активно также участвует в формировании тематик фонда, также работаем и с Фондом перспективных исследований в процедурах конкурсного отбора при финансировании исследований и разработок.

В заключение хотел бы сказать, что сегодня мы вместе с Минобрнауки работаем в полном взаимопонимании, у нас начали также проводиться оперативные совещания с участием руководства Академии и Министерства. Также полное взаимопонимание идёт с Управлением по научно-образовательной политике Администрации Президента, и мы стараемся сегодня многие вопросы решать в рабочем порядке.

Спасибо за внимание!

В.Путин: Благодарю Вас.

Пожалуйста, Андрей Александрович [Фурсенко], помощник Президента.

А.Фурсенко: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Мы начали говорить о Стратегии. Я хочу ещё раз подчеркнуть, что с самого начала разработки Стратегия являлась рамочным документом, определяющим цели, основные принципы, направления, этапы, ожидаемые результаты научно-технологического развития. Но с самого начала, конечно, предполагалось, что Стратегия должна быть дополнена соответствующими конкретными механизмами реализации.

За время работы Стратегии в рамках реализации были созданы системные условия для научно-технологического развития в ответ на внешние вызовы, сформирована цельная вертикаль управления, система планирования и реализации научно-технической политики, её ядро, как уже было сказано, – это единая госпрограмма «Научно-технологическое развитие» и правительственная комиссия под руководством Дмитрия Николаевича Чернышенко. Большую работу в рамках реализации Стратегии проводит Академия наук.

Хочу отметить, что главной сложностью в этой работе была и остаётся ускоренная перестройка всей системы под актуальные задачи, не терпящие отлагательства. И сегодня, начиная с 2022 года, эти задачи усложнились и частично изменились. За время существования Стратегии нам были предложены новые инструменты, они показали свою эффективность.

Я хотел бы в первую очередь упомянуть федеральные научно-технические программы. Две программы по сельскому хозяйству и по генетике, руководители советов которых присутствуют сегодня на совете, показали свою эффективность. Также достаточно успешно работают упомянутые Вами проекты Российского научного фонда. Но главной проблемой было и остаётся переход оригинальных научных идей к технологиям и соответствующая реализация технологий в виде производства конкретных продуктов.

Так, фокус Стратегии сохраняется на самом сложном, высокорисковом этапе технологического цикла, как с минимальными, в первую очередь временными затратами – в первую очередь именно временными сегодня, даже не денежными, – создать такую наукоёмкую технологию, которая могла бы обеспечить не только импортозамещение, но и опережающее развитие ключевых для России отраслей. Речь идёт именно о начальном этапе этого процесса. У нас вообще процесс развития технологий от фундаментальных исследований до производства характеризуется ступенями уровней развития технологий. Так вот, в этом плане то, что мы сейчас обсуждаем, касается в первую очередь, наверное, первых пяти уровней. И крайне важно, как говорится, чтобы бесшовная связка была этих уровней со следующими уровнями, о которых уже идёт речь, сначала о пилотных, а потом о масштабных партиях той или иной продукции. Но без этого первого цикла, в котором всегда, ещё в Советском Союзе, были действительно сложные проблемы, нам не обойтись. Именно на это направлена сегодня новая редакция Стратегии.

Причём новый виток обострения внешнеполитического слоя поставил перед нами задачу ускоренной разработки отечественных наукоёмких решений не только по жизненно важным для нас направлениям, но и по тем направлениям, которые в будущем обеспечат конкурентоспособность страны. На решение этих задач Стратегия именно и нацелена.

И я хочу сказать ещё одну вещь, что так же, как и предыдущие версии, Правительство готовило её в тесной связке не только с президиумом нашего совета, но и с научным сообществом, и с представителями бизнеса. И тот документ, который сегодня находится на Вашем столе, на столе членов совета, является результатом достаточно сложной работы, в каких-то вопросах неких компромиссных решений, которые тем не менее позволяют, как нам представляется, выйти на поставленные выше результаты.

Доклад закончил. Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

Уважаемые коллеги!

Есть возможность у каждого из участников нашей сегодняшней встречи высказаться, сформулировать свою точку зрения, свою позицию по поводу дальнейшей нашей совместной работы по тем приоритетным направлениям, о которых сейчас было сказано.

Но мне бы хотелось послушать, что думают об этом люди, которые непосредственно исполняют на местах, организуют эту работу: с уровня заведующего лабораторией, научного сотрудника, директора лицея. В данном случае я имею в виду Никитина Максима Петровича, он не просто научный сотрудник, он ведущий научный сотрудник.

Максим Петрович, пожалуйста.

М.Никитин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Безусловно, мне кажется, эта корректировка, или новая редакция Стратегии, фокусирующаяся на «бесшовности» трансляции от задумки какого-то исследования до результата, – это очень важно. Я бы ещё отметил некоторые пункты весьма конкретные, которые уже дальше немножко смотрят, когда мы заходим и начинаем думать о продажах конкретных приборов научных и так далее.

В декабре на конгрессе молодых учёных моя коллега Елизавета Вам представила малую часть достижений в научном приборостроении, которое, на мой взгляд, очень активно и быстро развилось в 2022–2023 годах. Безусловно, государство сейчас очень активно поддерживает и приборостроение, и малотоннажную химию и так далее, и, в частности, субсидии Министерства и гранты РНФ. Но в то же время немаловажную роль сыграло резкое увеличение цены зарубежных приборов и увеличение логистических затрат в 2022 году. Поэтому мы, в частности, и увидели тот самый существенный рост закупки отечественного оборудования, о котором говорил Валерий Николаевич.

Однако в конце 2023 года мы видим следующее: логистические цепочки выстроились, и в основном очень активно на наш рынок поступили китайские научные приборы, которые в это же время очень активно начали развиваться. И теперь нам уже надо конкурировать не с высокой ценой западных приборов, а с очень низкой ценой китайских, в целом азиатских, наверное, стран, у которых очень дешёвое производство. Они очень активно применяют демпинг цен и обладают существенно большим рынком, чем наши российские производители. В итоге нам важно сейчас, с приходом китайских производителей, не потерять тот импульс, который мы приобрели в 2022 году.

И что мне хочется тут отметить? Что сейчас складывается неожиданная ситуация, что зарубежный прибор, когда приезжает к нам, облагается пошлиной 10–20 процентов и НДС, так же как и российские приборы. Если мы вычтем НДС, не будем учитывать НДС, то, по сути, 90 процентов цены в случае зарубежного прибора просто уходит за рубеж и как бы выходит из российской экономики.

При этом у российских производителей в основном траты идут на зарплаты, а возвращается в бюджет порядка 33 процентов. То есть мы платим соцстрах, НДФЛ, и после этого всё равно 66 процентов средств остаются в российской экономике.

Но при этом, когда у нас закупки идут по федеральным законам № 223 и № 44, эта разница не учитывается. И если даже мы все понимаем, что российский прибор на 5 процентов дороже, мы не имеем права его купить, то есть надо покупать всё равно китайские и эти 90 процентов выводить за рубеж, что нехорошо. И тут хотелось бы какой-то инструмент нормировать. Понятно, что можно увеличить пошлины, но это может быть не очень хорошо с точки зрения коммерческих организаций, с точки зрения Таможенного союза и так далее. И мне в голову пришла идея, как можно было бы это реализовать.

Если мы в рамках Федерального закона № 223 облагаем закупки дополнительным налогом, деньги от которого поступают в фонд, который обратно возвращает деньги в обновление приборной базы, и часть этих средств идёт на развитие приборостроения. То есть мы, как бы задирая цену зарубежных приборов, эту разницу, дельту, 33 процента (надо цифры детально посчитать), возвращаем обратно в бюджет и обратно отдаём и приборостроителям, и российским организациям на закупку того же самого российского. Тем самым этот инструмент не будет запрещать покупать очень качественную, крутую зарубежную технику, но будет очень активно поддерживать российского производителя.

Тут ещё второе предложение. Очень важно сейчас чётко определить, что такое «российское», а что такое «не российское». У Министерства промышленности и торговли есть очень хороший реестр российских производителей, но, к сожалению, туда вход очень тяжёлый. То есть маленькая компания, в которой, допустим, два разработчика, маленький свечной заводик, который производит всё от начала и до конца в России, вообще не может войти в этот список, потому что там нужен отдел контроля качества, оформить все документы по ГОСТу и так далее. Если мы действительно подумаем над тем, как чётко ограничить, что «российское», а что «не российское», даже если компания из двух человек может идентифицироваться как российский производитель, мы, конечно, очень сильно сохраним тот импульс, который был набран в 2022 году, и сможем построить очень классную промышленность, которая, я уверен, дойдёт до экспорта наших технологий и завоюет весь мировой рынок нашим научным приборостроением.

Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо большое за Ваши идеи и предложения.

Я сейчас попрошу высказаться своих коллег из Правительства. Мантурова Дениса Валентиновича – по поводу того, как разбюрократить для наших небольших предприятий работу на этом направлении и сделать её более эффективной. И Силуанова Антона Германовича – по поводу того, как нам создать благоприятные условия для наших производителей в финансовой сфере.

Понятно, что любые производители, и производители из Китайской Народной Республики – наши друзья, они борются за рынки, в том числе и за российский рынок, и правильно делают. А мы должны создавать соответствующие условия для благоприятного развития своего собственного производства, поэтому здесь нужно просто настроить эти инструменты. Ведь первоначально эти решения, о которых Вы сказали, были направлены на то, чтобы в условиях этих ограничений и незаконных санкций у нас не было никаких здесь пробелов, чтобы рынок был заполнен необходимым оборудованием, это понятно, поэтому создавались благоприятные условия для наших иностранных партнёров. И мы правильно, я думаю, делали. Сейчас есть возможность и необходимость поправить здесь определённые вопросы, связанные с регулированием, с тем чтобы и наши производители чувствовали себя не чужими на этом празднике жизни. Поэтому надо, конечно, это сделать, надо предпринять необходимые шаги.

Что касается второй части вопроса, с которым Вы выступили по поводу доступа к определённым инструментам регулирования наших небольших производителей, это касается не только производства научных приборов, это касается всех других отраслей, везде одно и то же. Здесь ничего такого необычного нет, и это тоже легко можно исправить. По этому вопросу попросил бы высказаться вице-премьера, Министра промышленности и торговли.

Пожалуйста, Денис Валентинович.

Д.Мантуров: Спасибо большое, уважаемый Владимир Владимирович.

Я уверен, что мы здесь можем найти решение за счёт того, что основную работу здесь проводит Торгово-промышленная палата, мы их уполномочили в этой части – по определению происхождения продукции.

С учётом того, что у них есть разветвлённая сеть территориальных органов, мы с ними отработаем, чтобы для малых предприятий они оказывали просто прямую поддержку и методически помогали готовить все необходимые документы, которые направляются уже в ТПП. Ну а ТПП нам в рафинированном виде вносит, в Министерство, мы уже автоматически вносим это в реестр. Поэтому уверен, что мы с ТПП этот вопрос решим.

В.Путин: Да, только ничего не должно быть забыто. Мы отметим это в решениях сегодняшнего нашего совещания.

Антон Германович, по поводу той части, которая касается Вашей сферы, в том числе таможенной.

А.Силуанов: Спасибо, уважаемый Владимир Владимирович.

Мы только сегодня на Правительстве рассматривали вопрос о поправках в 44-й и в 223-й законы, где предусматривалось предоставление дополнительных преференций при закупках тому, что произведено в нашей стране, российскому. Теперь будет действовать – после принятия соответствующих поправок в 44-й и 223-й – так называемое правило «второй лишний»: если участвует и иностранный поставщик, и российский, сразу предоставляются преференции российскому продукту. Плюс к этому ещё предусмотрена и ценовая преференция, размер ценовой преференции составлять будет плюс 15 процентов. То есть если российский товар даже чуть подороже иностранного, всё равно будет даваться преимущество российскому производителю. Это касается, естественно, и с точки зрения научных изделий и технологий. Это первое.

Второе предложение было следующее: давайте сделаем что-то типа импортной пошлины на ввоз и создадим механизм аккумулирования этих средств для развития наших технологий. Здесь можно посмотреть: импортные пошлины, не знаю, но что-то типа утильсбора. У нас уже есть такой опыт. Я думаю, что мы вместе с коллегами в Правительстве отработаем и подготовим предложения, Владимир Владимирович.

В.Путин: Здесь в первой части того, что Вы сказали, можно создавать финансовые преференции и 15 процентов. Если наш дороже прибор, то можно его покупать, а можно наоборот, обложить каким-то дополнительным сбором иностранный прибор на эту же сумму и направлять эти средства в тот фонд, о котором мы говорили. Здесь разные варианты возможны, надо просто подумать. Только надо принимать решения, не затягивая, хорошо? Спасибо большое.

По поводу школ, лицеев и так далее. Оттуда все начинается. Пожалуйста, Пратусевич Максим Яковлевич.

М.Пратусевич: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Глубокоуважаемые коллеги!

У меня есть два соображения, и одно из них касается не школ и лицеев, а предлагаемого проекта Стратегии. Дерзну, – в сообществе есть много блестящих юристов, – тем не менее сказать, что необходим некий «юридический бульдозер», который будет своевременно разгребать юридические проблемы, связанные с внедрением новых технологий. Наиболее показательным примером является, например, то, что происходит с беспилотным транспортом, с беспилотной авиацией. У нас только сейчас готовится постановление Правительства, в то время как беспилотные автомобили с водителем, который сидит для контроля, катаются уже много лет. И таких примеров много, когда развитие науки и технологий опережает законодательную базу. И мне кажется, что юридическое обеспечение всего этого было бы полезным и необходимым.

Я хотел бы обратить внимание на то, что сейчас наблюдается, к сожалению, тенденция к уменьшению выбора школьниками-выпускниками естественно-математического и физического образования, инженерного образования. Это выражается в снижении количества людей, которые выбирают ЕГЭ по профильной математике или по физике, а ЕГЭ по выбору нужен для поступления в институт, и это означает, что они выбирают специальности, не связанные с научно-технологическим развитием. Мне кажется, что в этой ситуации, возвращаясь к «юридическому бульдозеру», нужно предусмотреть облегчение и расширение возможностей практик и стажировок школьников на базе вузов, научных институций, компаний, потому что на данный момент эта организация связана с большим количеством препон, которые, безусловно, важны, они связаны с ответственностью за жизнь и здоровье, с какими-то затратами и так далее. Но тем не менее это важно и полезно, чтобы школьники уже на уровне школы могли вливаться в какую-то научно-технологическую работу. И пример того, что происходит в «Сириусе», «Большие вызовы», показывает, что зачастую их разработки вполне пригодны для того, чтобы идти в широкую серию.

Второй момент. Мне кажется, важно, чтобы мы обратили особое внимание, и, может быть, это должна быть какая-то госпрограмма по привлечению учителей – прежде всего, математики и физики – в школу. У нас сейчас, особенно с учителями физики, по стране достаточно плохо. Это связано с тем, что это довольно сложный предмет. В свое время были решения о том, что его можно исключить как отдельный предмет и объединить в курс естествознания. Не везде есть современные лаборатории по физике, и, самое главное, методическое обеспечение тоже «хромает», поэтому, мне кажется, что должна быть какая-то системная программа по всей стране, призванная обеспечить достойный уровень преподавания естественно-математических дисциплин.

И результатом реализации этой программы в том числе должно быть повышение количества людей, выбирающих соответствующие специальности, повышение количества людей, которые сдают основной государственный экзамен после 9 класса по физике, химии, биологии, с тем, чтобы мы могли дальше это в долгую… То есть это даст свои результаты только через десять лет, но это необходимо делать.

Один из примеров сейчас существует, и мы его рассматривали в том числе на комиссии «Единой России» по образованию. Для того чтобы будущий студент стал учителем физики, ему нужно сдавать Единый государственный экзамен по русскому языку, профильной математике и обществознанию, физика туда не входит. Соответственно, это не очень хорошо, это можно решить без особых затрат и тем самым, может быть, привлечь к этой стезе более подготовленных людей, выпускников.

Я считаю, что кадровое обеспечение, плюс популяризация, плюс популяризация людей науки, то есть нам нужен, не побоюсь этого слова, новый фильм «Девять дней одного года», который будет посвящен инженерам, современным айтишникам и так далее. Мне кажется, что это должна быть такая государственная программа. Мы детей научим, нам важно будет их дальше передать в хорошие руки, чтобы они в эти хорошие руки пошли и дальше их бы там научили.

Спасибо большое.

В.Путин: Максим Яковлевич, Вам спасибо большое.

Я подписываюсь под каждым словом, которое здесь было сказано. Мы все понимаем, что это очень важно, с этого все начинается. Вопрос – как нам это сделать? Как наладить этот процесс?

В советские времена это проще решалось, потому партия сказала надо, комсомол ответил… И всё, и поехало.

В наших условиях, как ни странно, это все сложнее организуется, но без выделения соответствующих административных и финансовых ресурсов нам никогда не решить эту задачу, а она является одной из самых ключевых.

Сергей Сергеевич Кравцов, как мы будем работать по этому направлению?

С.Кравцов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Действительно важное направление, но я хочу сказать: все предметы важны – и физика, и история, и обществознание, – чтобы сформировать широкий кругозор у будущих школьников.

Что уже сделано? Владимир Владимирович, по Вашему поручению мы внедрили единый минимальный стандарт качества образования во всех школах, это очень важно. С 2020 года утвердили программы, чтобы каждый школьник… Раньше фактически каждая школа определяла, как изучать физику или историю. С этого учебного года школы работают по единым программам, которые мы обсуждали и с научной общественностью, с учителями, методистами, принимали участие победители конкурса «Учитель года», о чем Вы говорили.

Второе, то, что касается материально-технической базы. Вы абсолютно правы, этот вопрос важный, он решается в рамках национального проекта. У нас создано более 300 «Кванториумов», региональные центры «Сириус» и так далее.

Что касается физики и учителей физики, это важный вопрос, и выбора ЕГЭ. Я хочу сказать, что по математике у нас существенно увеличился балл ЕГЭ – с 49 до 56, по профильной математике, это очень важно. По физике у нас 55 баллов средний балл. Но те ребята, которые сдавали физику, никуда не ушли, они перешли и стали сдавать информатику, потому что стали развиваться информационные технологии, и ребята сориентировались на информационные технологии.

Сегодня мы проводим с Валерием Николаевичем программу по привлечению школьников в вузы. По Вашему поручению у нас с 1 сентября проходят уроки (с 6 по 11-й класс) профориентационные «Россия – мои горизонты», на которых мы в том числе рассказываем о достижениях в области химии, физики, биологии.

Далее. Мы разделили вот то, о чем Максим Яковлевич сказал, мы обсуждали. Раньше, Владимир Владимирович, в старшей школе был единый предмет – естествознание. То есть не понятно: химия, физика, биология. Мы вернули, отдельно – предмет физики, биологии, химии, по отраслям науки. Это тоже сделали.

Далее – по поводу популяризации науки.

В понедельник во всех школах страны прошел урок, посвященный Российской академии наук, один из разработчиков квантового компьютера как раз рассказывал о науке, о тех возможностях науки в нашей стране для того, чтобы заинтересовать научными исследованиями. И мы с Евгением Яковлевичем тоже этот вопрос обсуждали по популяризации, чтобы ребята понимали значение науки.

Поэтому такая комплексная работа уже ведется. Мы ее, конечно, усилим и обязательно с Максимом Яковлевичем еще раз обсудим все те предложения, и будем двигаться в этом направлении.

Спасибо.

В.Путин: Все правильно, и мы знаем, что в этой сфере происходит. Конечно, нужно уделять внимание всем предметам, которые формируют полноценную личность, патриота, человека, который любит Родину, готов – а мы сейчас знаем, в сегодняшних условиях это важно – даже и к самопожертвованию, и так далее, но нам нужны специалисты в каждой области.

Просто одного патриотического настроя недостаточно для того, чтобы страна была успешной, нужно и то, и другое. Поэтому, конечно, нужны специалисты, и вот то, что сейчас происходит, а именно: большее внимание уделяется вопросам естествознания и естественным наукам, физике, химии, математики.

Вы математику не назвали, а это основа основ. Это, во-первых, надо продолжать, а, во-вторых, нужно все-таки прислушаться к тому, что Максим Яковлевич сказал. Нам нужна более плотная связь между школой, вузом, научным центром и экономикой. Нужно, чтобы и Министерство просвещения, Министерство науки и образования, вы между собой, пожалуйста, с министром, с коллегой тоже поговорите на этот счет. Нужно выстроить, вот эту программу просто сделать вместе с регионами.

Максим Яковлевич, что сказал. Он говорит: «А как добраться из школы куда-то, куда ему нужно съездить?» Никак. Кто платить-то будет за авиабилеты или даже за железнодорожный билет? Кто будет сопровождать ребенка туда-обратно? Как это все сделать? Это все практические вещи, казалось бы, ерундовые, но на практике, когда люди сталкиваются, все встает, ничего не двигается.

Сириус Вы привели в качестве примера. Да, оно там выстроено, Сириус платит за дорогу, за проживание, там отработано. Но это один центр. Сейчас мы стараемся сделать много таких центров по стране, страна большая и на платформе Сириуса все не сделаешь. Нужно, чтобы государство занималось этим на уровне министерств и ведомств. И обязательно нужно подключить регионы.

Сейчас у нас времени не так много, но коллеги, которые присутствуют на нашем совещании, слышат меня, и я хотел бы, чтобы меня услышали во всех регионах России. Нужно обязательно на региональном уровне подключаться к этой работе, деньги надо выделять на это. Я вас прошу создать программу. Спасибо Максиму Яковлевичу, что он поднял этот вопрос. Просто программу нужно создать между министерствами, между регионами, соответствующими высшими учебными заведениями, научными центрами, как я уже сказал, крупными нашими компаниями. Это очень важная работа.

Кстати, Виктор Антонович, как в МГУ эта работа выстроена? Я знаю, что там со школьниками у вас работают достаточно плотно.

В.Садовничий: Спасибо, Владимир Владимирович.

В Московском университете основная задача факультетов – это школы юных, кружки и олимпиады. Мы возглавляем 87 олимпиад школьников, отбираем ребят со всей страны, и там в основном дистантная форма начальная, и тем самым конкурс в Московский университет на факультеты достигает до 40 человек на место, то есть мы ищем талантливых ребят, достойных.

Вторая программа – «Вернадский». Владимир Владимирович, Вы ее поддержали на съезде Союза ректоров. 37 регионов – губернаторы – подписали эту программу, и она состоит из того, что мы оказываем содействие в поиске талантливых ребят, в повышении квалификации учителей и преподавателей высших учебных заведений. Это очень эффективная программа, она работает, и около десяти новых регионов хотят присоединиться к этой программе. Так что работа со школьниками, безусловно, это важно.

Но, Владимир Владимирович, есть одно предложение, оно не звучало. Мы взялись за повышение концепции математического, биологического, физического и химического образования. Созданы мною методические группы, это сотни ученых. И эти концепции, которые мы хотим обновить, – концепции этого образования, как раз должны учитывать то, что Вы говорили, Владимир Владимирович. Надо с первого класса, а может, прямо с дошкольного возраста следить за тем, как ребята могут получить то, что они хотят. Или даже то, чего не хотят, но научить их это получать. Поэтому у меня просьба ускорить принятие этих концепций на уровне Правительства. Это и рекомендации учебников (то, о чем говорилось), и рекомендации программ, стандартов. И это касается не только школ, но и высших учебных заведений. Причина, по которой за последние годы мы немного просели в математике, в основном та, что у нас не было никакого требования к этим стандартам. То есть каждый читал математику так, как считал нужным.

Владимир Владимирович, я еще одно предложение хотел сделать. Вы на заседании Общественной палаты в 2022 году сказали, что рейтинг является инструментом глобальной конкуренции. И, действительно, нам сейчас важно, утверждая новую программу, учитывать и наше международное положение и глобально конкурировать.

Вами была принята наша идея создания рейтинга «Три миссии университета». Это было 5 лет назад. Сейчас в этом рейтинге участвует 2 тысячи университетов мира. Это самый крупный рейтинг в мире, и он охватывает 112 стран, 154 российских вуза. Что он показал? Что наша система образования имеет хорошую базу. Например, по количеству участвующих университетов рейтинга мы на третьем месте в мире, а по количеству ведущих университетов, достойных университетов – на 5 месте в мире. Таким образом, рейтинги надо поддерживать. Но появилась новая идея – страны БРИКС обратились к нам, они не охвачены этими исследованиями, – создать рейтинг для стран БРИКС. Мы разрабатываем сейчас методику, в ближайшие дни на совете Союза ректоров мы примем эту методику. И в октябре на саммите БРИКС, Владимир Владимирович, я думаю, это Вы будете вести, в рамках саммита мы доложим результаты рейтинга для стран БРИКС.

И еще маленькое заключение об оборудовании. Владимир Владимирович, то, что министерства и Правительство приняли решение университеты включить в программу «Наука и университеты» по покупке оборудования, раньше этого не было, революционным образом изменило ситуацию, сильным образом изменило ситуацию в университетах.

Московский университет купил за эти годы на 4 миллиарда новейшего оборудования, это обсерватории, это лазерное оборудование, вакуумное оборудование и так далее. Причем если раньше это было 10 процентов иностранного производства, сейчас Московский университет, по отчету, 35 процентов нашего производства.

Мне кажется, что эта программа еще и стимулирует промышленность, для того чтобы стараться работать на нашем рынке, удовлетворять потребности университетов, ну и институтов академии наук. Я бы очень поддержал эту программу.

Спасибо, Владимир Владимирович.

В.Путин: Так и будем делать.

Что касается рейтинга для БРИКС, это очень хорошее предложение. Мы председательствуем в этой организации в этом году, обсуждаем с коллегами вопросы нашего сотрудничества в 2024-м. Вот только сегодня я с моим, с нашим другом разговаривал, с Председателем КНР на этот счет тоже. Мы касались и сотрудничества в области БРИКС.

Хорошая идея, спасибо, что сказали об этом. Потому что надо до встречи в верхах проработать это на рабочем уровне. Обязательно это сделаем. Спасибо.

Николай Михайлович, а как эта работа поставлена в Питере? Я имею в виду со школами, прежде всего.

Н.Кропачев: Спасибо большое.

Здесь можно много рассказывать. Вот на экране Михаил Валентинович Ковальчук, его идею мы реализовали несколько лет назад: создали специальные лаборатории, в которых работают, приходя из школ Ленинграда и области, и даже приезжают из других регионов страны. И назову цифру. По-моему, более чем в 100 школах города и области ребята учатся на нашем оборудовании. Безусловно, это повышает интерес к самому поступлению в Санкт-Петербургский университет.

Я не планировал выступать. Владимир Владимирович, Вы предложили мне, поэтому то предложение, которое я хотел оставить, я всё-таки выскажу. Оно управленческое, оно простое. Думаю, что его не поддержат, но оно должно прозвучать. На совещаниях, которые уже проходили, например с «Росатомом», оно было поддержано. Помню, как известный всему миру Фетисов сказал: «Да, это надо делать».

Не ссылаясь на него, а ссылаясь на опыт Санкт-Петербургского университета, скажу. Математическое образование. Безусловно, качество его, от него зависит качество подготовки и инженеров, и качество подготовки специалистов естественных наук, но, поверьте мне, и качество подготовки специалистов в области общественных и социальных наук.

Все мы, кому далеко за 30 или 40, поступали в университеты, имея общую программу, в которой мы все проходили математику на одном уровне. Сегодняшний студент, общение с ним, показывает, если он мне на вопрос отвечает так, что он у нас гуманитарий, поэтому у него с математикой плохо, извините, он не может понять, что его спрашивают, он не может чётко сформулировать вопрос. Это относится и к естественникам, и к гуманитариям. К сожалению, это так.

Очень простое решение, как повысить качество преподавания математики и в вузах, и сделать единство, и решить проблему интереса к преподавателям, и чтобы их стало больше. Давайте поймём, что если мы в 9-м классе делим все классы на три группы и говорим: «Вот это гуманитарии, вот это – полугуманитарии, вот это – естественники», – то, следовательно, те, кто выходит из наших школ, – это те, кто знает математику, физику плохо, а порой и очень плохо.

Когда дочка меня спрашивает: «Папа, куда идти, я хочу быть юристом», – я ей говорю: «Доченька, для того чтобы быть хорошим юристом, надо хорошо знать математику, а не обществознание». Так вот давайте введём ЕГЭ по математике обязательный. Я бы очень хотел это сделать и подготовил свой университет – наш с Вами университет – к этому решению. Но прекрасно понимаю, что, если математика станет обязательной и для факультета Гергиева, и для факультета Михаила Борисовича Пиотровского, и для Вашего, нашего юридического факультета, то мы начнём падать в рейтингах поступающих, потому что сейчас у нас самый высокий рейтинг ЕГЭ среди классических университетов, тут же он упадёт. Но, уверяю Вас, качество подготовки выпускников – и юристов, и социологов, и психологов – возрастёт. Для этого надо признать, что в школе сдавать ЕГЭ по математике, а потом ЕГЭ по математике во всех образовательных программах, я бы даже подчеркнул, во всех, а то предлагают программы, связанные с искусствами, не включать в число. Если прекрасно поёт, но математик очень низкого уровня, без хорошей мамы, папы или менеджера этот певец в этой жизни не устроится. Ему нужно мозги поставить на место.

Вы спросили меня, как мы работаем со школами? Очень активно работаем, радуемся, хорошо работают деканы и физического факультета, и химического факультета. Но если мы хотим, чтобы к нам приходили более сильные выпускники и чтобы в целом образование в России стало более фундаментальным, и высшее образование в том числе, математика должна быть обязательной для всех.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

Думаю, что если мы в качестве обязательного экзамена при поступлении в консерваторию назначим математику, то это будет решением спорным, хотя Ваше внимание как юриста, тем не менее внимание к математическим знаниям, безусловно, заслуживает всяческого одобрения и поддержки. Но Вы всё-таки, перед тем как внедрять это в Петербургском университете, обсудите этот вопрос на научном совете у себя в вузе.

Н.Кропачев: Обсуждали. Люди согласны.

В.Путин: Согласны? Да, Вы сказали, что Ваша дочь согласна сдавать математику при поступлении на юридический факультет. Вы с ней всё-таки поговорите не как с младшим партнёром, а как с равным партнёром, и потом мы с Вами ещё обсудим этот вопрос. Идея сама по себе перспективная. Да, я слушаю Вас.

Н.Кропачев: Владимир Владимирович, очень интересно. Я думаю, что и всем, когда это услышат. Когда мы обсуждали это с «Росатомом», рядом сидел Фетисов, и я так рисковал, но обратился к нему, говорю: «Уверен, что у вас математика на хорошем уровне.» Он ответил: «Да, неплохо». А потом мы поговорили один на один, и он мне говорит следующее: «Прихожу в школу родную, и директор школы мне говорит: „Фетисов, куда ты пошёл, ты бы был великолепным математиком, зачем тебе этот хоккей?“ Он говорит: „Но я и там многого добился“. И начал рассказывать о том, как ему в хоккее помогает математика. Наш декан факультета искусств Гергиев, уверяю Вас, прекрасный математик, Вы же его хорошо знаете. Он умеет считать, он умеет анализировать, принимать решения. Это первая реакция. А вот Миша тянет руку. Миша, Михаил Валентинович тянет руку, поддержать, наверное, хочет.

Всё, я заканчиваю, а то я уже много времени забрал, простите.

В.Путин: Я боюсь предоставлять слово Михаилу Валентиновичу, потому что, что бы он ни говорил, в конце концов окажется он прав по любому вопросу, но тем не менее, конечно, не могу не предоставить ему слово.

Пожалуйста, Михаил Валентинович.

М.Ковальчук: Владимир Владимирович, спасибо большое.

У меня буквально очень короткая реплика в пандан с тем, что сейчас говорилось.

Вы знаете, мы как-то с Вами обсуждали, ведь творческих людей всех объединяет одна вещь: у композитора – семь нот, у художника – семь цветов, у писателя и поэта – два-три десятка букв в алфавите,

а у учёного – десять цифр. То есть люди, которые создают вселенную музыки, живописи, литературы и науки, с детства приучаются к оперированию малым количеством абстрактных символов. И это наше конкурентное преимущество.

Мы говорим о творческих людях. У нас много творческих людей, потому что у нас в школе все учились. Вот другое дело, Николай Михайлович рассчитывает, что я его поддержу, ЕГЭ – надо. Я бы считал следующее. Надо вводить, принимать математику, сдавать при поступлении, скажем, в консерваторию – это один вопрос. Мы последний раз (Дмитрий Анатольевич хорошо помнит, Андрей Александрович и многие сидящие) обсуждали молодёжные премии, и практически премия была, при том, что был очень хороший уровень, но катастрофа в сумме: премии все носили прикладной характер, исчезли фундаментальные работы. Это как раз связано с тем, что мы рубим сук, на котором сидим.

Если у нас не будет гумуса фундаментальных исследований, который как бы в моменте бессмыслен, у нас не будет будущего. Понимаете, люди все потом определятся, но они будут хорошими хоккеистами, музыкантами и композиторами, если они будут с детства приучены оперировать малым числом абстрактных символов, понимаете?

Как многие считают, физика и математика – это не предмет, это методология, и любая область знаний из зоологической (простите за вульгаризм описательный) превращается в науку тогда и только тогда, когда в неё приходят физические методы исследования и математические аппараты писания.

Вот я не знаю, поддержал ли я Кропачева, но сказал просто, что сейчас считал правильным.

Спасибо большое.

В.Путин: Вот я чувствую, что и то, чем я занимаюсь, не лишнее дело, потому что я не считаю себя вправе вас ограничивать в чём-то, но сдерживать иногда нужно, я так понимаю.

А вот мы сейчас спросим Катцова Владимира Михайловича. Он занимается такой отвлечённой наукой, казалось бы, на первый взгляд. Нужно специалистам вашего профиля сдавать математику либо изучать дзюдо?

В.Катцов: К дзюдо у меня особое отношение, очень уважительное. Но специалистам нашего профиля нет необходимости, наверное, всем поголовно заниматься дзюдо. А что касается потребностей острых в математике и физике, конечно, та наука, которой я занимаюсь, это теория климата и прикладные аспекты всякие, там, конечно, без математики ни шагу. Поэтому я очень солидарен с тем, что здесь было сказано, и с сидящим рядом со мной Максимом Яковлевичем.

Мне особенно понравилось предложение по поводу такого кинематографического выхода. Я думаю, что романтизация этого всего дела исключительно важна, и она может быть намного сильнее, чем даже открытые уроки в масштабах всей страны.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

Полностью поддерживаю. Я уже много раз вспоминал разговоры с нашими выдающимися писателями, в том числе с Даниилом Александровичем Граниным, последний мой с ним разговор, он тоже об этом говорил. И, безусловно, Вы правы.

Николай Михайлович, я понимаю, что Вы сегодня вообще можете себе всё позволить, потому что у Вас день рождения – 65 лет. И мы все вместе Вас поздравляем с этой замечательной датой. Вас и университет, у него сегодня тоже юбилей. Так что мы Вас поздравляем.

Коллеги, кто хотел бы что-то добавить? Прошу Вас.

Т.Голикова: Владимир Владимирович, можно несколько слов сказать? Голикова.

В.Путин: Да, Татьяна Алексеевна, прошу Вас.

Т.Голикова: Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, уважаемые коллеги!

Буквально три момента, которые я хотела отметить в дополнение к тому, о чём коллеги уже говорили.

Тот проект Стратегии, который мы сегодня рассматриваем, в большей степени ориентирован (так получилось) на технические отрасли науки, и, к сожалению, гуманитарные науки в этой обновлённой Стратегии упоминаются только вскользь. Очень жаль, конечно, что мы здесь, может быть, не обратили должного внимания на такие отрасли, которые, в общем, тоже влияют на безопасность и качество жизни населения, как образование, о котором сейчас много говорили, и культура. Про это практически ничего нет. Но хотелось бы, чтобы всё-таки Стратегия, поскольку она носит всеобъемлющий характер, эти моменты отражала.

Второе направление, о котором я хотела сказать, здесь как-то так сделан крен в сторону отбора перспективных направлений научно-технологического развития. Понятно, что, наверное, в Стратегии не определишь всё, поскольку это верхнеуровневый документ, но там есть такой пассаж, в котором написано, что только для перспективных направлений, которые отобраны, мы перестраиваем систему образования и подготовки кадров. Мне кажется, что такой подход нужно скорректировать, потому что мы делаем перестройку системы образования не только для перспективных направлений. Безусловно, есть приоритеты, но упускать всё остальное мы не можем.

Мы сейчас говорили о физике, математике и других естественных науках, которые являются определяющими для подготовки кадров и тех вызовов, которые мы сейчас имеем на рынке труда. Может быть, не очень чётко Сергей Сергеевич сказал, но мы только с 2023 года ввели новую систему профориентации, она только-только заработала с этого года, и мы вместе с председателем проводили довольно всеобъемлющую стратегическую сессию, на которой Максим Яковлевич тоже присутствовал и свои предложения вносил. И сейчас у нас по этим направлениям, о которых мы говорили, очень серьёзные проработки, включая некоторые подходы к изменению сдачи Единого государственного экзамена. Я не буду забегать пока вперёд, их мы сейчас обсуждаем с экспертами.

И, что важно, Владимир Владимирович (наверное, ректорам вузов это не понравится), мы неоднократно с Валерием Николаевичем говорили о том, что у нас есть дополнительные испытания в высших учебных заведениях наряду с результатами ЕГЭ, и в этих дополнительных испытаниях не всегда есть те предметы, которые нам нужны для того, чтобы студенты ориентировались именно на те естественные науки и на те профессии, которые нам нужны в будущем. Поэтому эта тема очень тонкая, экспертное сообщество, как правило, делится на несколько частей: одни являются сторонниками одного, другие – сторонниками другого. Совершенно справедливо сказал ректор Санкт-Петербургского университета, что у него такая позиция, а у других, может быть, другая. И это тоже обсуждается, и это тоже есть на повестке, есть сторонники и такие, и такие. Тонкий момент, но это, я Вас заверяю, у нас в работе, и мы этим занимаемся.

Ещё один момент, о котором я бы хотела сказать, – это медицинская наука. Особая наука, она абсолютно есть в Стратегии и в приоритетах, но её особенность состоит в том, что результаты научных исследований мы получаем не только в научных лабораториях, мы получаем ещё в учреждениях здравоохранения. Потому что любые научные разработки, чтобы проверить их качество и эффективность, мы должны прийти в учреждение здравоохранения, провести клинические исследования, клинические испытания. И если они подтвердятся на конкретном человеке, то тогда этот препарат, медицинское изделие и технологию мы можем применять.

И нам очень важно, чтобы здесь между фундаментальными разработками и тем, что потом становится прикладной наукой и внедряется в практику, не было разрыва. И это абсолютная особенность медицинской науки, поскольку она работает с конкретным человеком и конкретным пациентом. И мы очень чётко это поняли и проследили на той генетической программе, которую мы реализуем и о которой мы Вам будем рассказывать совсем скоро, на следующей неделе, на Форуме будущего для медицины.

И в этой связи я хотела заключительный момент отметить. Здесь есть головные организации, прописывается как институт. Понятно, что здесь тоже нет критериев отбора этих головных организаций. Наверное, они могут быть использованы только для каких-то направлений. Но я снова обращаюсь к той же медицине.

У нас, как Вы хорошо знаете, и в системе Минздрава, и в системе Минобрнауки, и в системе Федерального медико-биологического агентства есть ведущие институты, которые работают по одному направлению, добиваются определённых фундаментальных и прикладных успехов. Но как выбрать там головной институт по конкретному направлению или головную научную организацию – это большой вопрос. Это авторитетные учреждения, и очень сложно, просто я это хорошо знаю, очень сложно такой отбор провести.

Поэтому я за что? У нас есть особенности, есть необходимость дополнительной проработки таких чувствительных вопросов. Как Вы сказали, в недельный срок это должно быть сделано, но всё-таки есть верхнеуровневый документ, Стратегия, а есть уже прикладные вещи, которые нужно реализовывать. И здесь надо как-то очень аккуратно это пройти, чтобы не навредить. Вот на этих моментах просто хотела остановиться.

Спасибо.

В.Путин: Хорошо. Спасибо большое.

Дмитрий Анатольевич, есть что добавить?

Д.Медведев: Владимир Владимирович, я буквально два слова скажу в отношении того, что сейчас обсуждают все, и того, что Максим Яковлевич сказал. Про «юридический бульдозер» два слова.

На самом деле, конечно, действовать надо аккуратно. Но упомянутая проблема регулирования беспилотных транспортных средств, необходимость отрегулировать эту сферу как высокотехнологичную была понятна уже в 2019 году, а судя по тому, что я сейчас услышал, документа так и нет. Понятно, сложная история с точки зрения обеспечения безопасности на дорогах, с точки зрения контроля за состоянием человека, но это важнейшее технологическое направление развития.

Поэтому я бы всецело поддержал настрой на то, чтобы действовать более решительно в сфере нормативного регулирования передовых технологических разработок. Потому что, если по пять лет мы не можем такую задачу решить, конечно, это нас не делает в этом смысле сильной страной. Здесь действовать нужно гораздо быстрее.

И ещё хотел бы всецело поддержать, Владимир Владимирович, то, что Вы сказали в части сохранения уровня финансирования. Понятно, время сейчас очень сложное, задачи, которые решает государство, действительно коренные с точки зрения сохранения даже нашей страны. Но всё равно нужно учитывать и инфляционные процессы, и массу других вопросов, которые связаны с формированием бюджета, и постараться всё-таки обеспечить нашей науке должный уровень финансирования с учётом этих факторов, о чём Вы сказали в самом начале.

Ну и документы, которые мы сегодня рассматриваем, были несколько раз рассмотрены на президиуме Совета по науке и в других организациях. Их нужно доработать и, конечно, поддержать.

В.Путин: Спасибо.

Я уже высказался по этому поводу и ещё раз хочу сказать, даже добавлю. Даже в очень тяжёлых условиях Великой Отечественной войны мы решали вопросы фундаментального характера и думали о будущем. Но сегодня-то тем более мы должны эти вопросы не упускать из поля своего зрения. И будем, безусловно, работать. Мы ещё с коллегами из Правительства на этот счёт поговорим, вернёмся к этим вопросам.

Я хочу всех поблагодарить. Сегодняшняя наша встреча прошла достаточно живо и в то же время содержательно, с пользой.

Попрошу Андрея Александровича Фурсенко подготовить проект окончательных документов.

Спасибо большое. И сегодня вечером мы ещё со многими коллегами увидимся.

Всего хорошего. Благодарю вас.

20 февраля, 2024
Лекторий РНФ «Наука за 10 минут» прошел в рамках международной выставки-форума «Россия»
В рамках Международной выставки-форума «Россия» и Форума национальных достижений 17 февраля прошел...
19 февраля, 2024
Александр Хлунов и грантополучатели Фонда приняли участие в работе Форума будущих технологий
На Форуме будущих технологий, прошедшем в Москве 13-14 февраля, центральной темой дискуссий и засе...